Кому это выгодно?

… дикость происходит в городе, где есть орган по охране объектов культурного наследия, главный архитектор, прокуратура!

Что главное в экскурсии? Не удобство расположения туристов в автобусе, не состояние дорог и даже не мастерство экскурсовода, а наличие и состояние самих объектов показа. Перво-наперво они должны быть хотя бы видны!

Еще при мэре А.А.Травникове, по результатам проезда должностных лиц администрации города по маршруту моей обзорной экскурсии, многое было сделано для улучшения обзора наших архитектурных памятников: установлены дорожные знаки, предусматривающие остановку автобусов, прорежена растительность, загораживающая виды. Сейчас происходит непоправимое — виды загораживаются навсегда.

Только один пример из многих — новое строительство вокруг Владимирских храмов. Со стороны Ленинградской улицы серой новой постройкой совершенно загорожена Владимирская теплая церковь: виден только куполок холодного храма. Со стороны улицы Благовещенской вместо снесенного деревянного домика, прекрасно вписанного в исторический пейзаж, возводится капитальное строение неизвестной высоты, которое уже сейчас загораживает и теплую церковь и колокольню. Владимирская же холодная с этой точки совсем не видна из-за уже построенного желтого коттеджа.

Екатерина Великая, в просвещенном 18 веке, сделала замечание относительно первого генплана Вологды: у каждого храма предусмотреть незастроенные прямоугольные участки, видимо, и для того, чтобы храмы были видны с наибольшего числа наилучших точек зрения. Думаю, она возмутилась бы, посмотрев на то, что делается в Вологде в диком 21-м веке, и согласилась бы с Владимиром Ильичем, писавшем о невежестве и дикости, царящих на пространствах к северу от Вологды (хотя предмет возмущения Ленина был, конечно, другой).

И эта дикость происходит в городе, где есть орган по охране объектов культурного наследия, главный архитектор, прокуратура! Они, скорее всего, будут говорить об отсутствии нарушений, подкрепляя слова выдержками из нормативных документов. Но есть еще такое слово, как совесть, такая категория, как здравый смысл. Говорим о туризме, как отрасли экономики, а сами рубим сук, на котором сидим!

Задаю себе вопрос из римского права — «кому это выгодно?» и не нахожу ответа.

О неправильной застройке Вологды в 21 веке

Опубликовано 01.04.2014 на newsvo

Вологда-река – зеленые, бетонные (ненужное зачеркнуть) берега

… верю, что природа-матушка и отсутствие финансирования возьмут свое: зелень пробьется. Жаль, что это будет лет через пятьдесят.

Позавчера вологжанка Снигирёва, обращаясь в прямом эфире к Президенту России, посетовала, что в Вологде не учитывается мнение общественности относительно способа берегоукрепления набережной реки Вологды. А 14 февраля прошло расширенное заседание Общественного совета Вологды как реакция на это обращение. Задачи, как я понял, ставились две: первая — показать, что Общественный совет не аморфная структура, соглашающаяся со всем, что делает власть; вторая — разобраться в сути проекта.

СМИ расскажут об этом совещании подробнее. Я выскажу свое впечатление.

По первому вопросу из выступлений должностных лиц администрации города стало ясно, что берегоукрепление — это часть работ. Вторая часть – благоустройство.

Мой вопрос — будут ли после окончания работ зелеными береговые откосы реки — остался без ответа. Вопрос преподавателя архитектуры ВоГУ — как поможет новая набережная для защиты от наводнений, если высотная планка берега не повышается, также не получил внятного разъяснения.

Депутаты разных уровней представительной власти, специалисты-строители и гидростроители, в т.ч. руководитель строительной организации, выстроившей свой офис на месте прекрасного деревянного дома с уникальной резьбой, некоторые члены Общественного совета, представитель жителей Заречья убеждали, что бетонирование необходимо для защиты от наводнений и что бетонные набережные — это красиво, ссылаясь на Европу и на ближайший Ярославль (ярославские же туристы, которым я часто показываю наш город, ценят как раз природную красоту «живой» реки Вологды).

Что порадовало — руководители Совета признали, что вопросы, требующие специальных знаний, должны обсуждаться и решаться силами специалистов, а общественность должна подключаться к обсуждению отобранных специалистами вариантов. Конкурс на проект благоустройства набережной по решению Совета был продлен до 15 марта, после чего должно пройти общественное его обсуждение.

Тысячи туристов, для которых я провожу экскурсии вот уже более сорока лет, голосуют за «живую» реку с зелеными берегами. Жаль, если «ивы, река, соловьи» останутся в прошлом. Дело, впрочем, не в ивах, а во впечатлении, которое остается у туристов от нашего города. Пока Вологду ценят за провинциальный вид, за размеренный темп жизни, за «русский дух», который мало уже где встречается. В этом пока еще наша уникальность. Часть «прогрессивных» вологжан провинциальной уникальности стыдится и ратует, как персонаж пьесы «Баня» В.Маяковского Присыпкин, за европейскую стандартизацию — «сделайте нам красиво!… Пустите красивых живчиков на красивых ландшафтах!»

В чем мое мнение? Относительно необходимости берегоукрепления и способам его проведения доверяю специалистам, но провинциальный «картиночный», привлекательный для туристов вид хотелось бы сохранить. Зеленые насаждения по берегам не должны закрывать памятники архитектуры. Архитектурный примитив, вроде здания статуправления (это рядом с домом губернатора) я бы, наоборот, прикрыл густыми и высокими посадками.

В худшем случае — если работы все-таки закончатся только бетонированием береговых откосов — верю, что природа-матушка и отсутствие финансирования возьмут свое: зелень пробьется. Жаль, что это будет лет через пятьдесят.

Опубликовано 16.02.2019  на newsvo

Набережную в Вологде изуродовали за четверть миллиарда рублей

Дополнение к статье:
18.07  в 10:23 в новостях на центральном телеканале РЕН-ТВ прошел сюжет о набережной. Мнение А. Сазонова на данную тему в видеосюжете.


Митинг «За зелёную набережную» 25.07.2019

А. Сазонов — Об обулыжнивании реки Вологды (Вести 14 00 от 16.11.18)

Мы жили в городе-музее

Меня бы нынешнего, да в город детства с фотоаппаратом и видеокамерой!

Машина времени все-таки существует — это интернет! Для книги «Моя Вологда. Город нашей памяти» в свое время нашлась фотография двора дома на улице Бестужевской, 3, в котором я прожил первые два месяца. Типичный вологодский дворик с микропалисадничком, неизменными веревками с сохнущим бельем и столиком для «забивания козла». Справа виднеется солидный двухэтажный дом с высокими — по нему видно — потолками. Немножко даже завидовал тем, кто в нем живет. Сейчас примерно на этом месте кулинария ресторана «Спасский».

Вологда. Дом на ул. Бустужевской
Вологда. Дом на ул. Бустужевской

А недавно в интернете попался снимок этих же домов со стороны улицы Бестужевской, сохранившейся ныне только в квартале между Чехова и Кирова под названием Хлюстова. Вспомнилось, кажется, все — до последней травинки! Такое впечатление, что эти дома строил любитель античности: во фризе двухэтажного — метопы и триглифы, крыльцо одноэтажного флигеля (?) — с дорическими колоннами с каннелюрами, на которые еще в детстве обратил внимание: больше таких во всей деревянной Вологде не было! Двери с геометрическим узором не запомнились — такие встречались сотнями. На такие мелкие детали, как шпингалеты и ручки, вообще внимание не обращал. Только годы и годы спустя начал понимать, в каком городе я жил! Да, с одной стороны, «город грязи вековой» (вот бы отправить в то время на денек тех, кто сетует на благоустройство современной Вологды!), а с другой — в центральной своей части — деревянный город-музей. Уютные кварталы, трава-мурава на улицах и во дворах, и сотни серых домов, вроде и похожих, а если присмотреться, разных, отличающихся балконами, крылечками, наличниками, дымниками. Если присмотреться… Меня бы нынешнего, да в город детства с фотоаппаратом и видеокамерой!

Фото 2. Вологда.  Дом на ул. Бустужевской
Фото 2. Вологда. Дом на ул. Бустужевской

Чудеса в жизни редко, но встречаются. Держу в руках трехфунтовые латунные ручки от дверей парадного крыльца с дорическими колоннами того самого дома №3 на Бестужевской!

Вологда. Дверная ручка дома на Бестужевской.
Вологда. Дверная ручка дома на Бестужевской.

Изготовлены в Туле. На одной клеймо «Фабрика П.В. Синепальникова в Туле», на другой, точно такой же, но левой – «Братья И.В и П. Синепальниковы». Обратите внимание, что предусмотрена даже задвижка для защиты отверстия под ключ от осадков.

Жаль, что машина времени существует только в воображении и в виртуальном пространстве.

09.02.2019

Подарок вологжанам к Новому году

Деревянные памятники в Вологде исчезают быстрее, чем каменные …

Фото календаря на 2019 год
Фото календаря на 2019 год

Вот так выглядит первая страница обложки календаря «Деревянная Вологда», к которому я писал аннотации и заключительный текст. К моему удивлению, у издательства «Древности Севера» возникли трудности с подбором фото. Во-первых, нужно было найти снимки, подходящие по времени года, во-вторых, с большим разрешением, в-третьих, чтобы и сами дома выглядели достойно. Подходящих по всем критериям снимков оказалось мало, от издания календаря на два года пришлось отказаться. Деревянные памятники в Вологде исчезают быстрее, чем каменные, поэтому для календаря выбрана была именно эта тема. В стране интерес к уходящей деревянной натуре велик. Издательство «Древности Севера» на межрегиональной книжной выставке в Рязани победило в номинации «Лучшая книга о России» именно за книгу «Деревянная Вологда: сохраненное и утраченное».
Есть в календаре небольшая загадка: фото дома на обложке не аннотировано и не подписано, думаю, что некоторые вологжане не сразу поймут, где расположен этот дом.

О сносе дома на Челюскинцев, 60

Хранить добрую память о других – это оставлять добрую память о себе…

Хранить добрую память о других – это оставлять добрую память о себе…
Сегодняшний снос дома № 60 по улице Челюскинцев и комментарии краеведов о хозяевах дома, о роли семьи в истории села Кубенское, снова заставили обратиться к наследию академика Д.С.

Волгда 2018. Дом на ул. Челюскинцев, 60
Дом на ул. Челюскинцев, 60 Фото Александра Валерьевича Суворова

Лихачева. Вот его слова о том,  для чего надо сохранять зримую память – окружающую нас архитектурную среду:
«А ведь факт воспитательного воздействия на человека окружающей культурной среды не подлежит ни малейшему сомнению.
Улицы, площади, каналы, отдельные дома, парки напоминают, напоминают… Ненавязчиво и не настойчиво входят впечатления прошлого в духовный мир человека, и человек с открытой душой входит в прошлое. Он учится уважению к предкам и помнит о том, что в свою очередь нужно будет для его потомков. Прошлое и будущее становятся своими для человека. Он начинает учиться ответственности — нравственной ответственности перед людьми прошлого и одновременно перед людьми будущего.
Если человек не любит хотя бы изредка смотреть на старые фотографии своих родителей, не ценит намять о них, оставленную в саде, который они возделывали, в вещах, которые им принадлежали, значит, он не любит их. Если человек не любит старые дома, старые улицы, пусть даже и плохонькие, значит, у него нет любви к своему городу. Если человек равнодушен к памятникам истории своей страны, значит, он равнодушен к своей стране…
Кто же эти люди, убивающие живое прошлое, прошлое, которое является и нашим настоящим, ибо культура не умирает. Это чиновники, призванные заниматься культурными проблемами, но никакого отношения к культуре не имеющие, некомпетентные и невежественные. Иногда это сами архитекторы — из тех, которым очень хочется поставить «свое творение» на выигрышном месте. Иногда это реставраторы, заботящиеся о том, чтобы выбрать себе наиболее «выгодные» объекты, о том, чтобы восстановленное произведение искусства принесло им славу, и восстанавливающие старину по своим собственным, иногда очень примитивным представлениям о красоте и исторической подлинности».
Еще одну цитату академика не нашел. Он говорил о том, насколько интереснее проходить по улицам родного города, если ты знаешь историю этих улиц, домов! Тогда эта прогулка становится путешествием в прошлое.
На улицах Вологды становится все меньше «зацепок» взгляду для таких исторических ассоциаций: и туристам и внукам приходится говорить — «здесь жил, здесь стоял, здесь происходило…»,  —  доставая иногда из портфеля фотографии. В будущем, очевидно, придется такие фотографии с подписями расставлять по улицам, чтобы люди помнили, что не они на этой земле первые и не они последние. Только не будет ли город похож на кладбище прежней Вологды?
И еще из Д.С. Лихачева:  «Не упускайте случая находить интересное даже там, где вам кажется неинтересно. На земле нет неинтересных мест: есть только не интересующиеся люди, люди, не умеющие находить интересное, внутренне скучные».