С чего начинается Вологда?

Для туриста — с обелиска 800-летия города, поставленного в центре древнего городища. И именно здесь гости города видят первые примеры вандализма и небрежения к прошлому.
Несколько лет назад бывший начальник Управления культуры Вологды Н. А. Дьяков внял моим просьбам: на обелиске были заменены недостающие гранки внизу стелы, символизирующие восемь веков Вологды, черные барельефы вновь стали бронзовыми, а обрамляющие их валики обрели привычную округлость. Но вот уже снова на валиках появились выщербленные участки, отваливаются гранки…

То ли работа была выполнена некачественно, то ли сами жители виноваты: часто приходится, например, просить подростков, сидящих с напитками на пирамиде основания, не позорить город. Месяц назад кто-то из им подобных забросил пару старых башмаков на электропровода перед памятником. Несколько лет назад УВД города на моё письмо с просьбой установить видеокамеры перед туристическими объектами ответило, что памятник 800-летия включен в маршрут объезда города. Видимо, и полицейским не режут взгляд эти «недостатки».

Один из туроператоров города сказал мне недавно: «Создается впечатление, что в сфере туризма наши власти действуют от мероприятия до мероприятия, а текущей ситуацией не занимаются». Приходится с ним соглашаться.

Памятник 800-летия Вологды Памятник 800-летия Вологды

 

 

 

Опубликовано 17.05.2021 Блогово

«Дурят нашего брата, ой дурят!»

«Замечаете — в окружающей нас действительности всё меньше настоящего, подлинного. Бескорыстная дружба в отношениях людей заменяется виртуальным общением и деловым партнерством, дерево в мебели — опилками, мясо в колбасе — лучше и не знать чем. Воду из-под крана пить не стоит, городским воздухом, строго говоря, нельзя дышать. Постепенно мы к такой жизни привыкаем. В этом же ряду и замена исторических домов новоделами». Так начинается главка «Время эрзаца» в моей книге «Деревянная Вологда: сохраненное и утраченное».

С недавних пор начал замечать, что новодельные муляжи деревянных домов стали выдавать за настоящие памятники архитектуры. Один пример мне прислал Сергей Жилин. Дом купца Гусева на Гоголя, 65, один из немногих в Вологде трехэтажных деревянных домов (ф.1), был заменен на кирпичный (ф.2), но в числе деревянных (!) объектов культурного наследия остался, о чем говорит охранная табличка (ф.3)!
Специалисты, к которым я обратился, объясняют такое очковтирательство тем, что фасад-то ведь воссоздан в дереве! «Формально правильно, а по существу — издевательство», как писал В. И. Ленин.

Фасад новодела на Гоголя еще напоминает оригинал, а вот у кирпичного дома на Благовещенской, 24, облицованного деревом, не только облик несколько изменился (сравни ф.4 и 5), но и евроокна появились (ф.6). Но табличка, что это деревянный объект культурного наследия федерального значения, висит на видном месте, чтобы гостям и жителям сразу в глаза бросалась… «Дурят нашего брата, ой дурят!»

Чтобы издевательство над здравым смыслом довести до абсурда, давайте мы и дом на Челюскинцев, 15/12 (ф.7), сначала замученный бездарной реставрацией (ф.8), а потом и снесенный и замененный на новый ООО «ВологдаСтройЗаказчик» (ф.9), украсим охранным знаком: ведь из числа объектов культурного наследия федерального значения его формально никто не исключал, хотя руководитель данной организации Ю. М. Мелочников и обращался с подобной просьбой (сам был несколько лет назад тому свидетелем) в Комитет по охране объектов культурного наследия области.

В Москве при Лужкове тоже подчас подлинные памятники заменяли бетонными и писали на фасаде — «Здесь бывал Пушкин». Да не был он здесь никогда! Как же наше отношение к своему наследию отличается от европейского, где даже законодательство стимулирует владельцев старых зданий их беречь, благодаря чему многие поколения людей зримо видят свою историю и осознанно продолжают её. Что ж нам-то мешает так же бережно относиться к своему прошлому и гордиться своей страной — отсутствие любви или желания?

Опубликовано: 18.03.2021 [Блогово]

Две хорошие новости

Две архитектурные премьеры прошли в Вологде накануне Дня города. Открылись после реставрации два деревянных дома-памятника. Такого на моей памяти не было. Дом на Мальцева, 18 получил новую жизнь благодаря семье Якимовых, а дом на Благовещенской, 20 воссоздан на средства городского бюджета.
Дом на Мальцева для меня до сих пор оставался в тени стильного соседа, углового особняка Дружининых, по отношению к которому отреставрированный дом являлся флигелем. Дом на Благовещенской, самый характерный тип вологодского дома, всегда считал таким же символом деревянной Вологды, как Софийский собор — символом каменной. Результаты реставрации взгляд несколько поменяли.
Когда, лет семь назад, меня спрашивали, каким способом реставрировать дом на Благовещенской — методом лифтинга на месте или перебора на базе реставратора А.В.Попова, я отвечал, что важен не способ, а чтобы памятник после реставрации был узнаваем. Был выбран второй вариант, работы начались, но вскоре затормозились. Александр Владимирович жаловался, что глава города Е.Б.Шулепов приостановил финансирование, Евгений Борисович обвинял мастера в применении бензопилы при реставрации памятника. Дом переходил из рук в руки, подлинные элементы декора утрачивались (см ссылки на мои публикации:https://newsvo.ru/blogovo/96984 ; https://newsvo.ru/blogovo/97324).
Денег ушло 53 миллиона, но на дом теперь могу смотреть только метров с пятидесяти: не хочется подойти к нему ближе и потрогать, как соседний, под номером 22, который хранит тепло человеческих рук. Жаль еще, что в доме не открылся музей вологодского быта, как мечтала Снежана Малашина, уже начинавшая собирать экспонаты. Вологде так не хватает Музея города!
Дом же на Мальцева реставрировался тщательно, с изучением как самого здания, так и старых фотоснимков, в результате чего появился симпатичный балкончик над входом, лестница с исторической формы балясинами. Многое удалось исправить после неудачной реставрации советского времени (были, оказывается, и тогда халтурщики). Перед домом построили даже деревянный тротуар, на Благовещенской, к слову, обновили асфальт. Что сделано для себя и с любовью, то и смотрится душевно. К пуску объекта губернатор поощрил Г.П.Якимова благодарственным письмом. Хотелось бы, чтобы и медаль «За заслуги перед Вологодской областью» нашла героя; ведь уже три дома сохранены им для потомков, на очереди дом Засецких. Думаю, что все у Германа Петровича будет — и звание почетного гражданина Вологды и гос. премия Вологодской области. Все-таки этот человек впервые после В.Д.Парменова (хотя многие не могут простить этому градоначальнику снос Спасо-Всеградского собора) занялся системным сохранением деревянной Вологды. Хотелось бы еще, чтобы власть, и городская и областная, не только в полной мере использовала возможность включения Вологды в федеральные программы реставрации, выделяла средства из бюджета региона и города, но и административно помогала семье Якимовых и их последователям (а они появились!) в дальнейшей реализации их планов, ведь эти люди буквально исполняют часть 3 статьи 44 Конституции РФ: «Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры».
 
Вологда Дом после реставрации
Вологда Дом после реставрации
А.Сазонов проводит экскурсию перед открытием выставки печных дверок в доме Дружининых 15.07.2020
А.Сазонов проводит экскурсию перед открытием выставки печных дверок в доме Дружининых 15.07.2020
А.Сазонов проводит экскурсию перед открытием выставки печных дверок в доме Дружининых 15.07.2020

В Вологде гибнут два архитектурных памятника общерусского значения

Стыдно за Вологду!

В Вологде гибнут два архитектурных памятника общерусского значения. В прошлом году я участвовал в подготовке обращения Вологодского регионального отделения Общероссийского народного фронта к Президенту о необходимости реставрации лучшего в городе памятника гражданского каменного зодчества — Скулябинской богадельни. Состояние её таково, что водить к ней туристов уже стыдно.

Но вот к «жемчужине» церковной архитектуры — храму Варлаама Хутынского, расположенному в квартале, еще сохраняющем ауру старой Вологды, туристов водят почти все гиды. Взгляните на фото нижнего яруса: обваливаются куски штукатурки с потолка полуротонды, постепенно отходит целый угол первого яруса, несмотря на давно возведенный контрфорс. Больно смотреть и на то, что выше.

Приезжие люди все видят и уже апеллируют не к власти — что с неё взять? Говорят: «Неужели у вас в городе нет своих патриотически настроенных бизнесменов, влиятельных людей-земляков в Москве?» Удивляются, что в здании работают реставраторы (правда, реставраторы икон).
Подумалось — а ведь они правы! Многие вологодские храмы, в том числе и храм Варлаама Хутынского, строили бизнесмены, только назывались они тогда по-другому — купцами. Еще подумалось: вот ведь какой хороший тандем образовался в Череповце из действующего мэра и бывшего, который (точнее — которая) работает в Госдуме — совместно добывают для города деньги. Завидую Череповцу светлой завистью.

А почему нынешний мэр Вологды С. А. Воропанов не использует возможности бывшего руководителя, — ныне депутата Госдумы Е. Б. Шулепова? Говорил в разное время с обоими. Первый на мой вопрос ответил, что интересы Евгения Борисовича на Вологду не распространяются, второй, в свою очередь, усомнился в готовности Сергея Александровича к диалогу. Но точно знаю, что Е. Б. Шулепов интересуется тем, что происходит в городе, в частности, и возможностью изменения проекта Некрасовского моста и новациями нового генплана. Знаю, в меру своей информированности, о сложных отношениях в «коридорах власти», неоднозначных оценках названных и неназванных здесь персоналий, но может и для Вологды не все потеряно? Уважаемые руководители! Может забудем прежние «терки-разборки» и объединим свои возможности ради сохранения истории в Вологде?

храм Варлаама Хутынского
Вологда, храм Варлаама Хутынского

Дух места. Ч.VI. Чагода

«Русские города удивительно некрасивы», — писал М. Веллер. Современный архитектор, считал он, мыслит максимум масштабами квартала, окружающего его строение, не видя и не понимая города в целом; исключение — Петербург, зодчие которого всегда помнили и поддерживали первоначальный замысел, — и, добавлю уже от себя, — Чагода.

В 1920-х годах, когда советский конструктивизм стал новым словом в мировом зодчестве, по проекту ленинградского архитектора Ноя Абрамовича Троцкого (Льву Бронштейну не родственник) на месте соснового леса был построен стекольный завод «Белый бычок» и поселок при нем, названный по имени речки — Чагодой. Трехлучье улиц, ориентированных на проходную с памятником Ленину перед ней, вместе с заводскими корпусами образовывали серп и молот.

В память об архитекторе на проходной установлена мемориальная доска. Большинство домов, и на лучевых улицах и на полукружиях, было построено в виде «коробочек», как их назвали местные жители.

Обратите внимание, что на «лезвии серпа» дома стоят не в линию, чтобы вид из окна открывался не на соседний дом, а на открытое пространство улицы или двора. Помнится, еще старинная «Кормчая книга», пришедшая на Русь из Византии, учила ставить избу так, чтобы дым из твоей трубы не заслонял вид из окна соседа. По индивидуальным проектам были построены дома для ИТР, дома-коммуны, общественные здания. Обратите внимание на сложную двускатную крышу и обшивку в виде ромбов. Интересны и мелочи — подсветка номеров домов, чердачные окна разных форм, даже в виде звезды. В течение последних десятилетий дома горели и сносились (пустыри в центре — не редкость); то, что сохранилось до сегодняшнего дня — в аварийном состоянии. Современная застройка взгляд не радует

Чагодощенский музей в прошедшие выходные провел научно-практическую конференцию по сохранению наследия Н. Троцкого. Приехали внучка архитектора, автор книг по истории конструктивизма, главный архитектор области и другие знатоки и любители зодчества. Хотелось бы надеяться, что советы участников помогут сохранению памятника эпохе и что на туркарте области Чагода будет обозначена не только как «родина серых щей».

В Чагоде есть еще интересный музей. Водили нас и на завод, под присмотром охранников, и снимать не дали: опасаются промышленного шпионажа, видимо.

Опубликовано 14.11.2019 на NewsVo