«Дурят нашего брата, ой дурят!»

«Замечаете — в окружающей нас действительности всё меньше настоящего, подлинного. Бескорыстная дружба в отношениях людей заменяется виртуальным общением и деловым партнерством, дерево в мебели — опилками, мясо в колбасе — лучше и не знать чем. Воду из-под крана пить не стоит, городским воздухом, строго говоря, нельзя дышать. Постепенно мы к такой жизни привыкаем. В этом же ряду и замена исторических домов новоделами». Так начинается главка «Время эрзаца» в моей книге «Деревянная Вологда: сохраненное и утраченное».

С недавних пор начал замечать, что новодельные муляжи деревянных домов стали выдавать за настоящие памятники архитектуры. Один пример мне прислал Сергей Жилин. Дом купца Гусева на Гоголя, 65, один из немногих в Вологде трехэтажных деревянных домов (ф.1), был заменен на кирпичный (ф.2), но в числе деревянных (!) объектов культурного наследия остался, о чем говорит охранная табличка (ф.3)!
Специалисты, к которым я обратился, объясняют такое очковтирательство тем, что фасад-то ведь воссоздан в дереве! «Формально правильно, а по существу — издевательство», как писал В. И. Ленин.

Фасад новодела на Гоголя еще напоминает оригинал, а вот у кирпичного дома на Благовещенской, 24, облицованного деревом, не только облик несколько изменился (сравни ф.4 и 5), но и евроокна появились (ф.6). Но табличка, что это деревянный объект культурного наследия федерального значения, висит на видном месте, чтобы гостям и жителям сразу в глаза бросалась… «Дурят нашего брата, ой дурят!»

Чтобы издевательство над здравым смыслом довести до абсурда, давайте мы и дом на Челюскинцев, 15/12 (ф.7), сначала замученный бездарной реставрацией (ф.8), а потом и снесенный и замененный на новый ООО «ВологдаСтройЗаказчик» (ф.9), украсим охранным знаком: ведь из числа объектов культурного наследия федерального значения его формально никто не исключал, хотя руководитель данной организации Ю. М. Мелочников и обращался с подобной просьбой (сам был несколько лет назад тому свидетелем) в Комитет по охране объектов культурного наследия области.

В Москве при Лужкове тоже подчас подлинные памятники заменяли бетонными и писали на фасаде — «Здесь бывал Пушкин». Да не был он здесь никогда! Как же наше отношение к своему наследию отличается от европейского, где даже законодательство стимулирует владельцев старых зданий их беречь, благодаря чему многие поколения людей зримо видят свою историю и осознанно продолжают её. Что ж нам-то мешает так же бережно относиться к своему прошлому и гордиться своей страной — отсутствие любви или желания?

Опубликовано: 18.03.2021 [Блогово]

Зуд переименований

В 1993 году власти города попытались вернуть шести улицам исторические названия. В пяти случаях сделали это неправильно — или объединив два-три старых в одно или упустив в названии улиц слово «Большая». Сейчас пытаемся наступить на те же грабли…

С конца 18 века дома на перекрестке современных улиц Мальцева и Благовещенской всегда стояли под углом к нему — это было предусмотрено в первом генплане города, утвержденном Екатериной Великой. Образовалась ромбовидная или квадратная (помним, что квадрат — частный случай ромба) площадь.

Интернет-портал «Живое наследие» в публикации от 31.12.2020 предложил назвать этот перекресток площадью Октагон, отметив, что такая есть и в Будапеште. «А сколько в мире настоящих проблем!» — подумал я вслед за героем А. Райкина. В публикации нашел ряд неточностей: авторы неправильно считают, что в Вологда масштабнее Томска в части деревянной архитектуры — в Томске 700 (!) деревянных объектов культурного наследия, в Вологде я для издания календаря о деревянном зодчестве города на 2021 год еле нашел полтора десятка прилично выглядящих домов, не знают, что отель «Библиотека» и дом на Мальцева, 5/29 не деревянные здания, исказили имя жены Г. П. Якимова, которого совершенно справедливо хвалят за его подвижническую работу по сохранению деревянного зодчества Вологды. Тем не менее, администрация города отнеслась к предложению серьезно: на «Вологда Регион 35 ТВ» устроен опрос граждан по переименованию, граждане активно участвуют.

Мое отношение к предложению по названию площади отрицательное. Во-первых, не нужно внедрять латиницу в русскую топонимику, во-вторых, на новой площади не будет нумерации домов с ее названием (все дома на перекрестке уже пронумерованы), в третьих, в русских названиях чаще используются прилагательные, а не существительные (парижская улица Кота-рыболова в Вологде была бы Которыбацкой), в-четвертых, не стоит умножать сущности. Поставьте вы табличку с текстом об истории формирования площади! Не нужно высасывать из пальца новые истории, если есть настоящие!

Не исключаю, впрочем, что авторы предложения просто ёрничают. Тогда могу их в этом поддержать: можно назвать площадь Пентагоновской — ведь один из домов на перекрестке имеет столько же граней, сколько и у американского военного ведомства, или Скотланд-Ярдовской — ведь в одном из домов жил самый знаменитый английский разведчик.

Желание войти в историю понятно, но, не зная логики ее развития, всегда есть шанс в нее вляпаться. Не хотелось бы, чтобы это произошло в очередной раз.

Опубликовано 14.01.2021 на Blogovo

Беспощадная реставрация или Вандалы правят бал

В одном из номеров газеты «Вологда.РФ» привлек внимание материал о программе реставрации деревянного зодчества в Вологде, реализуемой администрацией города. Содержание разочаровало: речь шла только о домах, реставрируемых частными инвесторами.

В самом деле, за последние годы все, что сделано по восстановлению деревянных домов-памятников — заслуга частных лиц или негосударственных организаций: три дома, отреставрированных семьей Якимовых (в работе четвертый), три дома на Гоголя, которые поддерживаются в хорошем состоянии Вологодским отделением РАН, но, к сожалению, недоступны для жителей и гостей города, дом № 4 на Кремлевской площади с восстановленным резным балконом, реставрируемый дом на Чернышевского, 58, два дома на проспекте Победы, 32, и Благовещенской, 22, покрашенные волонтерами.

В «активе» же у властей — разрушенные или обезображенные дома на улицах Чернышевского, 2, Кирова, 12 и 17, Ветошкина, 3, Благовещенская, 27… список можно продолжать. Единственный положительный пример — дом на Благовещенской, 20 реставрацией назвать трудно, несмотря на затраченные 53 миллиона рублей (подлинность исчезла), в отличие от соседнего 22-го дома, приведенного общественниками во внешне приличный вид значительно более скромными средствами. С одной стороны видим созидание, с другой — бездействие по отношению к недобросовестным собственникам.

Типичный пример равнодушного отношения к деревянному наследию — то, что происходит с домом № 34/40 на углу Мальцева и Кирова, о котором я писал с 2017 года (newsvo.ru/blogovo). Из публикаций и снимков понятно, что дом целенаправленно разрушали и реставрировать не собирались. Комитет по охране ОКН области благодарил за информацию о вандальных действиях собственника, но на деле ничего не предпринимал. Дом разбирали погрузчиком, сейчас собирают из новых бревен, используя бензопилу (см. фото). Комитет неравнодушным гражданам отвечает, что все под контролем (см. ответ И. Треничеву vk.com/doc) и что собственника обяжут использовать подлинный материал. Верится с трудом. Ведь в течение трех лет новый собственник открыто демонстрировал своими действиями, что реставрировать дом не собирается. Что мешало вмешаться Комитету тогда, когда ситуация еще не была необратимой?

Судьбу этого дома сейчас может повторить его сосед (ул. Кирова, 33). Вот уже несколько недель в дом открыт доступ для очередных «бомжей с чайником» (см. фото). Смотрю, что на улице Мальцева жильцы дома № 3 вставили пластмассовые рамы, варварски испортили сдвоенное окно на боковом фасаде (см. фото), читаю про металлическую дверь, поставленную вместо исторической деревянной, в доме № 5 на Торговой площади, и создается впечатление, что у властей то ли нет законных рычагов для вмешательства, то ли желания. Правят бал не они, а вандалы!

Зримую историю туристы скоро будут смотреть не в Вологде, а в Череповце, где, судя по публикациям, в аутентичное состояние приводятся старые дома, а новые арт-объекты и памятники связаны с историей города.

Вологда 2020 Беспощадная реставрация Вологда 2020 Беспощадная реставрация Вологда 2020 Беспощадная реставрация Вологда 2020 Беспощадная реставрация

Что бы я изменил в Конституции

Принесла жена для внучки альбом наклеек «Великие сражения» из серии «Солдаты» (Москва, РОСМЭН, 2017 г.). Посмотрел, внучке давать передумал, хотя наклейки — её любимое занятие.

Судите сами. Из семи отобранных для книжки битв Второй мировой войны две посвящены «подвигам» гитлеровцев: бомбежка Лондона (и это битва?), Лис пустыни (о действиях генерал-фельдмаршала Роммеля в Северной Африке), одна — действиям их союзника — Японии в Пёрл-Харборе (тоже одностороннее нападение, а не битва). Далее следуют Движение Сопротивления, Нормандская операция и только два сражения из отечественной истории: Сталинградская битва и битва за Берлин.

Про Сталинградскую битву сказано, что немцы обозвали её «крысиной войной», т. к. наши солдаты перебегали из одного здания в другое, читай — вели себя, как крысы, которых надо было выкуривать из нор. Значение Берлинской операции тоже в тексте намеренно снижено замечанием о том, что защищать Берлин было некому: в городе оставались лишь юнцы да инвалиды. Обратил внимание и на не самые типичные для русских физиономии наших солдат и на «ляп» в тексте относительно официальной даты окончания Второй мировой войны — 8 мая (ладно, если б еще оговорку сделали, что речь идет о европейском театре военных действий, но нет её). Какое у детей может сложиться мнение о роли СССР во Второй мировой? Альбом адресован детям до трех лет в части наклеек и детям в возрасте 6 и более лет в части текста (кстати, впервые встречаю возрастную градацию по иллюстрациям и тексту раздельно).

Не являюсь сторонником изменений Основного закона, но тут подумал, что зря в нашей Конституции запрещается государственная идеология, хотя, перечитав внимательно статью 13, понял, что и в существующей редакции можно её применить для наказания авторов детской книжки. Пункт пятый запрещает «подрыв безопасности государства», а эта книжка, на мой взгляд, — идеологическая диверсия в чистом виде, только замедленного действия.

альбом наклеек «Великие сражения»
альбом наклеек «Великие сражения»

В Вологде гибнут два архитектурных памятника общерусского значения

Стыдно за Вологду!

В Вологде гибнут два архитектурных памятника общерусского значения. В прошлом году я участвовал в подготовке обращения Вологодского регионального отделения Общероссийского народного фронта к Президенту о необходимости реставрации лучшего в городе памятника гражданского каменного зодчества — Скулябинской богадельни. Состояние её таково, что водить к ней туристов уже стыдно.

Но вот к «жемчужине» церковной архитектуры — храму Варлаама Хутынского, расположенному в квартале, еще сохраняющем ауру старой Вологды, туристов водят почти все гиды. Взгляните на фото нижнего яруса: обваливаются куски штукатурки с потолка полуротонды, постепенно отходит целый угол первого яруса, несмотря на давно возведенный контрфорс. Больно смотреть и на то, что выше.

Приезжие люди все видят и уже апеллируют не к власти — что с неё взять? Говорят: «Неужели у вас в городе нет своих патриотически настроенных бизнесменов, влиятельных людей-земляков в Москве?» Удивляются, что в здании работают реставраторы (правда, реставраторы икон).
Подумалось — а ведь они правы! Многие вологодские храмы, в том числе и храм Варлаама Хутынского, строили бизнесмены, только назывались они тогда по-другому — купцами. Еще подумалось: вот ведь какой хороший тандем образовался в Череповце из действующего мэра и бывшего, который (точнее — которая) работает в Госдуме — совместно добывают для города деньги. Завидую Череповцу светлой завистью.

А почему нынешний мэр Вологды С. А. Воропанов не использует возможности бывшего руководителя, — ныне депутата Госдумы Е. Б. Шулепова? Говорил в разное время с обоими. Первый на мой вопрос ответил, что интересы Евгения Борисовича на Вологду не распространяются, второй, в свою очередь, усомнился в готовности Сергея Александровича к диалогу. Но точно знаю, что Е. Б. Шулепов интересуется тем, что происходит в городе, в частности, и возможностью изменения проекта Некрасовского моста и новациями нового генплана. Знаю, в меру своей информированности, о сложных отношениях в «коридорах власти», неоднозначных оценках названных и неназванных здесь персоналий, но может и для Вологды не все потеряно? Уважаемые руководители! Может забудем прежние «терки-разборки» и объединим свои возможности ради сохранения истории в Вологде?

храм Варлаама Хутынского
Вологда, храм Варлаама Хутынского