Статьи

Размышлениями о народе и власти

… поделился с вологжанами народный артист России Евгений Князев, представивший на сцене «Русского дома» моноспектакль «Борис Годунов» в рамках 12-го уже фестиваля «Покровские встречи».
Канва сюжета «народной драмы» мне знакома со школы. Потом, по жизни, сюжет сопровождала одноименная конгениальная опера Мусоргского. Сегодня, 19 мая, артист вернул меня к тексту, который надо читать уже осознанно во взрослом возрасте, или слушая вот в таком художественном исполнении.

Это не первая встреча мастера с вологодской публикой в этом жанре. В 2019-м году на сцене драмтеатра с успехом прошел спектакль «Пиковая дама», о чем я писал в соцсетях 11.07.2019 г. Как ни странно, прошлый успех не привел к аншлагу: зал был заполнен на три четверти: то ли последствия ковида, то ли необычная майская жара, то ли дачные заботы отвлекли вологодских театралов от события в театральной жизни Вологды незаурядного.
Идя на спектакль, я с трудом представлял, как можно даже просто выучить эту громаду текста (со всеми ремарками), не говоря о том, сколько нервной энергии надо истратить, эмоционально её пережить и адекватно выразить, чтобы зритель тебе поверил.

В прошлый приезд артист выступал, мастерски используя только данный природой голос, жесты, идущие от смысла текста, пластику тела и минимальный реквизит. Сегодня всё это тоже было, но спектакль шел еще и в сопровождении губернаторского оркестра народных инструментов под руководством заслуженной артистки России Галины Перевозниковой. Оркестр для зрителя усиливал воздействие пушкинского текста, а артисту давал возможность передохнуть. Мусоргский звучал, но не в мелодиях оперы «Борис Годунов», как можно было бы предположить, а в других: сцену «корчмы у литовской границы», например, вполне органично сопровождала «Ночь на Лысой горе), В «тему» драмы вписались и фрагменты из произведений Глинки, Лядова, Рахманинова и даже Шостаковича.

Любое перечитывание (переживание с актером) классики вызывает и реминисценции с днем сегодняшним. Актуально прозвучала мысль Пушкина том, что любой навязанный нам «внешним управляющим» правитель — «предлог для раздоров и войны». Смутные времена имеют свойство периодически повторяться. Остается надеяться, что народ поумнел и не будет безмолвствовать в критические периоды в жизни страны.
Зрители, пришедшие на спектакль, настолько вжились в текст драмы и настолько сопереживали исполнителю, что когда перед девятой сценой раздался громкий взрыв (софит, видимо, взорвался, что впервые на моей полувековой театральной памяти), Е. Князев лишь инстинктивно вжал плечи, а зрители продолжали следить за развитием сюжета. И это, на мой взгляд, лучшая оценка работы актера.

Опубликовано 26.05.2021 Блогово

С чего начинается Вологда?

Для туриста — с обелиска 800-летия города, поставленного в центре древнего городища. И именно здесь гости города видят первые примеры вандализма и небрежения к прошлому.
Несколько лет назад бывший начальник Управления культуры Вологды Н. А. Дьяков внял моим просьбам: на обелиске были заменены недостающие гранки внизу стелы, символизирующие восемь веков Вологды, черные барельефы вновь стали бронзовыми, а обрамляющие их валики обрели привычную округлость. Но вот уже снова на валиках появились выщербленные участки, отваливаются гранки…

То ли работа была выполнена некачественно, то ли сами жители виноваты: часто приходится, например, просить подростков, сидящих с напитками на пирамиде основания, не позорить город. Месяц назад кто-то из им подобных забросил пару старых башмаков на электропровода перед памятником. Несколько лет назад УВД города на моё письмо с просьбой установить видеокамеры перед туристическими объектами ответило, что памятник 800-летия включен в маршрут объезда города. Видимо, и полицейским не режут взгляд эти «недостатки».

Один из туроператоров города сказал мне недавно: «Создается впечатление, что в сфере туризма наши власти действуют от мероприятия до мероприятия, а текущей ситуацией не занимаются». Приходится с ним соглашаться.

Памятник 800-летия Вологды Памятник 800-летия Вологды

 

 

 

Опубликовано 17.05.2021 Блогово

«Шедевры на потоке», — подумал я, посмотрев спектакль «Ностальгия по настоящему…» в вологодском Театре для детей и молодежи

О первом — «Старые песни о нас» — я писал в заметке «Вологодский ТЮЗ можно закрывать» почти четыре года назад. Похоже, рекорд «Старых песен…» перекрыт, если вообще можно говорить о творческих работах спортивными терминами. Для такого утверждения есть несколько оснований.

Во-первых, общее руководство постановки взял на себя главреж театра Борис Гранатов (режиссер-постановщик, балетмейстер Наталья Петрова-Рудая), сделавший подарок к своему 75-пятилетию и в финале вышедший на сцену в роли самого себя; во-вторых, если в «Старых песнях…» звучали шлягеры, знакомые поколению «50+» (более молодые воспринимали их просто как талантливо поставленные номера), то в новом спектакле у большинства сидящих в зале зрителей каждая песня ассоциировалась с личными переживаниями, что компенсировало отсутствие сюжета (не умаляю работу авторов сценария В. Лимонова и И. Рудинского, придумавших идею и задавших канву сюжета); в-третьих, жанровое разнообразие музыкальных номеров стало шире — от романса до рока, от сольного исполнения до участия в действе всей труппы (причем взгляд не успевал следить за действиями каждого из актеров).

О профессиональном уровне спектакля говорит и привлечение к постановке хормейстера Ларисы Васильевой и аранжировщика Антона Чекавинского из областной филармонии. Слушал актерское исполнение почти наизусть знакомых шлягеров и ни разу не пытался сравнить их с пением звезд эстрады, благодаря которым эти песни и стали известными, — не только потому, что все артисты ТЮЗа сами неплохо поют, но и благодаря тому, что игра, танец и режиссерские находки в комплексе привели к мультипликативному эффекту, как бы сказал экономист.
Зрители аплодисментами оценили работы художника по костюмам Ольги Резниченко, что случается нечасто; занавес после спектакля раздвигали три раза, что бывает у нас еще реже.
Спектаклю обеспечен кассовый успех.

Всё бы хорошо, но терзает одна мысль: а почему таким же успехом не пользуются в Вологде драматические постановки, например «Утиная охота», которую предлагали номинировать на «Золотую маску»? Если и дальше ТЮЗ будет разрабатывать эту «золотоносную жилу» спектаклей-концертов, не потеряем ли мы тех зрителей, которые считают театр не «только «развлекаловкой»?

Интересное наблюдение: на драматических спектаклях чуть меньше зрителей со светящимися экранами смартфонов, но гораздо больше людей с программками в руках…
Вот так получилось — начал «за здравие»…

Опубликовано на Блогво 01.05.2021

«Вишневый сад» Вологды

С премьеры «Вишневого сада» в Вологодском драмтеатре, состоявшейся 27 марта, некоторые зрители уходили еще во время первого действия, а те, кто просмотрел спектакль до конца, кричали «браво!»
В чем тут дело?

В школе классику препарируют, вычленяя идеи, образы героев… Только пожив, начинаешь воспринимать их как живых людей и понимать смысловые глубины текстов, но заложенные учителями клише восприятия остаются, что мешает оценивать свежий взгляд и смелые решения режиссеров. На просмотре чеховской пьесы в постановке одного из театров Львова, в рамках фестиваля «Голоса истории», зрителей буквально вогнали в ступор. Актеры шагали на ходулях (в первом ряду сидеть было страшновато), за время действия было сказано очень немного фраз, а сам «Вишневый сад» был продан и вырублен меньше, чем за час сценического действия. После такого эпатажа работа Б. Гранатова в ТЮЗе лет десять назад, тоже достаточно непривычная, воспринималась уже спокойно.

Линас Зайнскаускас в спектакле Вологодской драмы погрузил зрителя в чеховский текст на четыре часа (в программке обозначено 3 часа 20 минут), ничего к нему не прибавив. Некоторая замедленность действия ощущалась лишь в конце последнего действия, но в этом Чехов «виноват»: очень уж героям трудно было покидать родовое гнездо.

Во время просмотра спектакля подумалось, что хорошо бы воскресить Антона Павловича на четыре часа вологодского действа. Известно, что он не был доволен слишком грустно-лиричной постановкой своей пьесы «отцами-основоположниками» в МХТ. Думаю, что спектакль не оставил бы его равнодушным. По крайней мере, комедийный элемент, а Чехов обозначил жанр пьесы, как комедию, в спектакле присутствовал: и игре персонажей, и в сценах без слов и в известных всем музыкальных фрагментах, соответствующих настроению мизансцен, но взятых с «другой полочки» зрительской памяти. Кстати, такого интересного, уместного и важного для понимания спектакля музыкального оформления, я в драматических театрах не видел, пожалуй, никогда.

Чтобы оценить все режиссерские находки, нужно смотреть спектакль минимум три раза — или в записи, время от времени нажимая на паузу и сверяясь с текстом автора. Тогда в полной мере можно оценить и мастерское обыгрывание авторских ремарок, и даже реквизита (особенно поразил своим многоцелевым назначением «многоуважаемый шкаф»). Хотя после хорошего спектакля в памяти зрителя должны отпечататься не все эти находки и не детали актерской игры, а настроение, общее впечатление, и, возможно, ассоциации со своей жизнью.

Лично у меня осталось яркое впечатление о работе Сергея Закутина, который «попал в роль» с первого выхода на сцену в роли Епиходова и почему-то вызвал ассоциацию с одним бывшим депутатом гордумы. Две пантомимы с его участием можно показывать как отдельный номер в «капустниках»: будет смотреться не хуже пантомим Полунина или давней миниатюры в нашем ТЮЗе в исполнении Межова и Полушкина. Когда смотрел на наглого и самоуверенного Яшу в исполнении Мурада Халимбекова, то постепенно нарастало желание закатить ему оплеуху. Режиссер угадал затаенное зрительское желание и врезал-таки Яше в физиономию рукой Епиходова.

Отсутствие предлога «в» в названии поста — не ошибка. Когда я смотрел на графическую часть спектакля (не удивляйтесь — она там есть и тоже иногда вносит комедийный элемент в действие), то вдруг понял, что Лопахин в исполнении Н. Акулова нарисовал мне когда-то цельный зеленый уголок Вологды, между железной дорогой и рекой, ныне расчерченный на участки-кварталы. Это — микрорайон «Прибрежный». Поэтому в финале взгрустнул, не веря утешительным словам Ани насчет будущей радости, как не поверила им и Раневская. Увы, не будет «неба в алмазах» (ну это уже из другой пьесы Антона Павловича).

Хорошо, что спектакли в нашей драме ставят не только свои, но и приглашенные режиссеры. Это дает возможность вологодскому зрителю не только прикоснуться к разным стилям в современном театре, но и отучает от потребительского отношения к театральному искусству. Ведь современный спектакль — это не иллюстрация пьесы, а совместная работа автора, режиссера, актеров и зрителя. Те, кто кричал «браво» в финале премьерного спектакля, с этим согласны.

Опубликовано 29.03.2021 [Блогово]

«Дурят нашего брата, ой дурят!»

«Замечаете — в окружающей нас действительности всё меньше настоящего, подлинного. Бескорыстная дружба в отношениях людей заменяется виртуальным общением и деловым партнерством, дерево в мебели — опилками, мясо в колбасе — лучше и не знать чем. Воду из-под крана пить не стоит, городским воздухом, строго говоря, нельзя дышать. Постепенно мы к такой жизни привыкаем. В этом же ряду и замена исторических домов новоделами». Так начинается главка «Время эрзаца» в моей книге «Деревянная Вологда: сохраненное и утраченное».

С недавних пор начал замечать, что новодельные муляжи деревянных домов стали выдавать за настоящие памятники архитектуры. Один пример мне прислал Сергей Жилин. Дом купца Гусева на Гоголя, 65, один из немногих в Вологде трехэтажных деревянных домов (ф.1), был заменен на кирпичный (ф.2), но в числе деревянных (!) объектов культурного наследия остался, о чем говорит охранная табличка (ф.3)!
Специалисты, к которым я обратился, объясняют такое очковтирательство тем, что фасад-то ведь воссоздан в дереве! «Формально правильно, а по существу — издевательство», как писал В. И. Ленин.

Фасад новодела на Гоголя еще напоминает оригинал, а вот у кирпичного дома на Благовещенской, 24, облицованного деревом, не только облик несколько изменился (сравни ф.4 и 5), но и евроокна появились (ф.6). Но табличка, что это деревянный объект культурного наследия федерального значения, висит на видном месте, чтобы гостям и жителям сразу в глаза бросалась… «Дурят нашего брата, ой дурят!»

Чтобы издевательство над здравым смыслом довести до абсурда, давайте мы и дом на Челюскинцев, 15/12 (ф.7), сначала замученный бездарной реставрацией (ф.8), а потом и снесенный и замененный на новый ООО «ВологдаСтройЗаказчик» (ф.9), украсим охранным знаком: ведь из числа объектов культурного наследия федерального значения его формально никто не исключал, хотя руководитель данной организации Ю. М. Мелочников и обращался с подобной просьбой (сам был несколько лет назад тому свидетелем) в Комитет по охране объектов культурного наследия области.

В Москве при Лужкове тоже подчас подлинные памятники заменяли бетонными и писали на фасаде — «Здесь бывал Пушкин». Да не был он здесь никогда! Как же наше отношение к своему наследию отличается от европейского, где даже законодательство стимулирует владельцев старых зданий их беречь, благодаря чему многие поколения людей зримо видят свою историю и осознанно продолжают её. Что ж нам-то мешает так же бережно относиться к своему прошлому и гордиться своей страной — отсутствие любви или желания?

Опубликовано: 18.03.2021 [Блогово]