Статьи

Что оставим потомкам?

В соцсетях 11 мая опубликовано фото обвалившейся плиты пешеходного моста через реку Вологды. Помню этот мост примерно таким, как на этой, дореволюционной еще, фотографии. 
В детском саду №6 СЖД, в котором я воспитывался, были хорошие воспитатели. Благодаря им я помню каждое значимое событие в истории Вологды 1950-х годов — и открытие памятника «большому» Ленину, работы президента Академии художеств Н. Томского, в 1958 году и открытие обелиска в честь 800-летия Вологды в 1959-м…
А каждый год, в дни ледохода, воспитательница вела группу на Красный мост, хотя садик располагался на улице Жданова, в двух километрах от моста. Мы прыгали через трещины в асфальте, по пути натирали ботинки тополиными сережками вместо гуталина и, дойдя до моста, вставали на его середину. Стоять было и интересно – льдины ломались о деревянные «быки» прямо под нами – и страшно: чудилось, что и сам мост дрожит и вот-вот обвалится (кстати, не так страшно, как интересно, было стоять на не забранном, как сейчас, в трубу Перекидном мосту у вокзала, когда проходящий внизу паровоз обдавал нас клубами белого дыма). Но Красный мост был не только пешеходным, но и проезжим, и, ко времени моего детства, стоял прочно уже сто десять лет.
Каждый может увидеть Красный мост в кинофильме «Достояние республики» — в кадре, когда царский сыщик, идет по нему, задумавшись о судьбе коллекции князей Белосельских-Белозерских. Съемки велись в 1970-м году. Через год мост растащили, по зимнему пути, бульдозером на улицу Добролюбова. «Какой бы был туристический объект» — думаю я сейчас.
Название Красный к современной пешеходной железобетонной балке не привилось, по пословице – «с глаз долой – из сердца вон!» Курьезный случай: несколько лет опаздывал с женой на вечерний спектакль в Театр кукол. Вызвал такси. Дальше диалог: «В «Теремок», пожалуйста». – «Что это?». – «Театр кукол». – «Где это?» — «У Красного моста». – «А, понятно!» И повез нас в кафе «Красный мост», на другом берегу реки. Вовремя я среагировал, перенаправил таксиста; на спектакль мы не опоздали.
К чему пишу?
Что сделано без души — долго не живет. А что у нас сейчас делается с душой? И для людей? И не только для современников?
Живем-то вообще для чего – задумываемся иногда? Какая из наших построек будет красной, то есть красивой, для потомков?

Ссылка на видео: «Об истории и судьбе Красного моста«

Жизнь деревянной Вологды

Куда летит русская птица тройка?

Вышло второе, исправленное и дополненное, издание книги «Деревянная Вологда: сохраненное и утраченное». Задумал, что пока тираж моих книг будет превышать мой возраст, жизнь будут идти правильно. Пока запас есть. Но вот жизнь города меняется не в ту сторону, в какую хотел бы и я и люди, которые покупают эти книги. Приведу цитату из предисловия к книге:

«К сожалению, ныне живущие поколения вологжан – последние, кто видит подлинные, неискаженные переделками и неумелой реставрацией, памятники деревянного зодчества. В этом убеждает жизнь: с момента первого издания книги в 2014 году Вологда потеряла еще несколько объектов культурного наследия. Особенно жаль спаленного дома на Пречистенской набережной, 18 с лучшим в городе барочным балконом.

Объектов культурного наследия в Вологде, относительно общего числа строений, всего три процента! Но эти три процента еще «держат» образ старинного русского города. В 2018 году будут распроданы под застройку последние муниципальные земельные участки в исторической части города. Еще немного – и история в Вологде может прекратить течение свое…

Внуки, не видя уважения отца к деду, не будут заботиться и о своих родителях, когда вырастут, — вспомните притчу Льва Толстого о старике, отсаженном от стола за печку. Бесполезно надеяться на воспитание у новых поколений чувства гордости за материальную культуру Родины, если слышать красивые слова про патриотизм, а видеть разрушающиеся символы этой культуры. Это путь к деградации нации. Не потому ли смотрят, косясь, постораниваются и дают дорогу русской птице тройке другие народы и государств: не летит ли она к очередной пропасти?»

Справедливости ради отмечу, что светлые моменты в жизни деревянной Вологды тоже есть. Имею ввиду не «зареставрированный» до неузнаваемости дом №20 по Благовещенской улице, а подвижническую деятельность Г.П.Якимова, ведущего реставрацию уже второго дома на улице Чернышевского. Внес официальное предложение мэру города о присвоении звания «Почетный гражданин города» людям, отреставрировавшим один-два деревянных дома и следящим за их состоянием в соответствии с принятыми охранными обязательствами. На таких людей – последняя надежда.

Опубликовано на newsvo.ru 19.04.2018

Душевный взгляд на Вологду

В краеведческой части моей домашней библиотеки много всяких-разных фотооткрыток с видами Вологды – от черно-белых, выпущенных местной фотоартелью, до цветных, отпечатанных в столичных типографиях. По ним видишь, как менялся город, хотя набор объектов и точек съемки был примерно одинаков: в постсоветское время исчез только обязательный Ленин и другие памятники, связанные с идеологией. Современные книгопродавцы считают, что открыточный жанр изжил себя.

Набор открыток «В Вологде-где», изданный кинокомпанией «Новая идея» (автор проекта Снежана Малашина известна многим по фильмам о Вологде), опровергает все устоявшиеся представления о жанре.

Во-первых, открыток много – две дюжины.

Во-вторых, виды неизбитые, неожиданные; уверен, что некоторые вологжане не сразу узнают свой город. Ведь как обычно бывает: смотрят люди на хорошую фотографию и говорят: «Красиво. Как на открытке!», настоящего же художника ценят не за приукрашивание, а за неожиданный взгляд, душевное отношение к сюжету. Фотограф Виталий Бахтин, несомненно, — художник в своем деле. Вот стена деревянного дома с кустом сирени на переднем плане – это моя Вологда; дом снесен буквально месяц назад, но в памяти и на этой открытке он теперь останется.

В-третьих, — и это главный маркетинговый ход издателя – на обороте каждой открытки стихи, сюжетно связанные с картинкой. Это делает набор миниэкскурсией по Вологде. Стихи разные по настроению, содержанию, поэтому и Вологда предстает на снимках и метельной, и яркой снежной, и лужистой мартовской, и золотоосенней и летнезакатной… Уровень стихотворного ряда под стать зрительному: с известными стихами М.Матусовского, В.Белова, О.Фокиной, Р.Казаковой, Н.Рубцова и других мэтров соседствуют проникновенные строки Н.Адлер, А.Алеексеева и других. Еще раз подумалось о необходимости издания поэтической антологии о Вологде. Кто бы взялся?

В-четвертых, половина сюжетов в наборе – деревянное зодчество: и поэты и издатель чувствуют, в чем «изюминка» города.
Недостатков в издании, даже по гамбургскому счету, немного: одна открытка неправильно подписана, да из общего ряда сюжетов выбивается, на мой взгляд, «голая» набережная между Золотухой и бывшим Красным мостом.

Закончить хочу цитатой из вступительного текста на обложке набора, такого же душевного, как и сами виды:
«Уверены, что… вам обязательно захочется самим пройтись по заветным местам…, чтобы все увиденные в этом альбоме картинки обрели свой объем, обросли новыми красками,… звуками,… запахами. Вероятно, это путешествие будет долгим, но вряд ли скучным!»

Опубликовано на newsvo.ru 26.03.2018

В старинном русском (?) городе Вологде

Со времен Грибоедова мы уничижительно относимся к своей культуре: «идолопоклонство перед Западом», наверное, в крови.

Возьмем, для примера, вывески. В дореволюционной Вологде претензии на иностранность и столичность тоже были и проявлялись в названиях гостиниц: «Берлин», «Европа», «Москва»… Но тогда хоть писали на русском! А для кого светится по вечерам надпись «Aria restaurant» с торца гостиницы «Ария»? Кстати, скоро будем путать, где «Ария», где «Аура», где «Арфа»; нет бы назвать отели по местоположению — «Предтеченская» , «Благовещенская»…!

Еще понятно, когда на латинице пишут мировые брэнды, вроде «Tupperwareа», «Yves Rocher» и т.д. Но, увидев вывеску «Bronks», я, например, не догадался, что там обувью торгуют (не знаю, по серости своей, такой фирмы). Почему бы не пояснить, что там внутри, на русском? Некоторые поясняют, но более мелким шрифтом. Тогда я понимаю, что русский язык в России второй государственный — после английского.

Видя щит с надписью «Hand Hair» и зная, что это соответственно – рука и волосы, догадываюсь, что внутри — парикмахерская. Но почему hand, а не hands? Иду дальше, читаю: «The king. Lounge bar», задумываюсь — может я сегодня с утра радио не слушал и нас уже оккупировали?
Вологжане должны читать еще и по-итальянски (ресторан «La Rosa Rossa») и по- французски (ресторан «Château de Grand»). С другой стороны, вологодский диалект русского понимают сейчас тоже немногие: втуне пропала творческая (сейчас большинство бы сказали – креативная) находка рекламщиков, написавших на штендере, привлекавшем внимание покупателей к шляпному отделу универмага, слова «по′рато баско» (очень красиво). Не дошли они до целевой аудитории, штендер убрали.

Другой пример. Предприятие «МиМП» завоевало высшие оценки за ряд своих мясных изделий. Как обозначить этот Олимп? Организаторы назвали его — «Мясной Оскар»! Возможно, скоро мы услышим и о «Рыбном Грэмми».
Уничтожение нации начинается с уничтожения исторической памяти, а заканчивается уничтожением языка, который, наряду с территорией, нацию и формирует. Добил меня хоккейный фанат, который после победы наших на Олимпиаде от избытка чувств крикнул не привычное «ура-а!», а вдруг завыл «вау-у!»

А вот и фотофакты:

Опубликовано на newsvo.ru 06.03.2018

 

 

«Вологодский ТЮЗ можно закрывать»

…подумал я, посмотрев спектакль «Старые песни о нас». Точнее, можно снимать спектакли текущего репертуара и давать каждый вечер только этот.

Могу назвать себя старым театралом: программки храню с конца 1960-х годов. Помню время, когда в зрительном зале драмтеатра, нынешнего ТЮЗа, были еще ложи и балкон. Зрители реагировали на каждую удачную мизансцену, аплодировали художнику, создавшему декорации (спектакль «Обрыв»), неоднократно вызывали актеров после представления (спектакль «Отец и сын»). Некоторые постановки выдерживали более сотни представлений, например, «Над светлой водой», «Безобразная Эльза», «Госпожа министерша» с М.Щуко в заглавной роли… В последней постановке, кстати, играл старейший из ныне действующих вологодских актеров А.Михасик, занятый и в «Песнях…»

Но такой бурной зрительской реакции в течение всего спектакля, как это было 16 декабря в «Старых песнях о нас», не припомню. Аплодировали перед вторым действием еще при закрытом занавесе, услышав первые такты мелодии. После каждого музыкально-танцевального номера (сколько их всего было посчитаю, если удастся сходить во второй раз), аплодисменты, переходящие в овацию, заглушали крики «браво»; особенно старалась галерка.

Остается только поражаться фантазии авторов сценария (С.Закутин и И.Рудинский) и режиссера И.Зужбицкой, всех творческих сил театра, оставшихся «за сценой». Историю возникновения ТЮЗа в Вологде они рассказали в сюжетной канве «Ревизора». Каждый номер спектакля-концерта (так в программке обозначен жанр) не только органично вплетался в единое действо, но был самостоятельным спектаклем в спектакле! О жанре постановки можно и поспорить: есть в ней элементы и мюзикла, и комедии и импровизации актерского «капустника»: видно, что актеры буквально купаются в своих ролях и находят много характерных, подчас гротескно сыгранных, черточек своих персонажей.

«Эта постановка для тех, кому за сорок», — охладил мои эмоции сидящий рядом скептик. Даже если и так, то театр – не сомневаюсь – скоро приобретет новых зрителей – из тех, что никогда в нем не были.
Желаю этому спектаклю побить рекорд «Алых парусов» как по числу представлений, так и по «долгожительству.

Говорят, что любой творческий коллектив не может долгое время находиться на пике творческой активности и зрительской популярности. Вологодский театр для детей и молодежи развеивает не только это устоявшееся представление, но уже десятки лет доказывает, что он для зрителей всех возрастов. Фраза, вынесенная в заголовок отзыва, конечно, шутка. Приходите на любой спектакль этого театра, — ей богу, не пожалеете!

Еще раз о колесе обо(з/р)ения

Неоднократно уже публично высказывал свое отрицательное мнение о возможности установки колеса обозрения в центре Вологды. 26 октября вопрос выносится на заседание Общественного совета Вологды. Тот факт, что на предварительное (по электронной почте) высказывание мнения о возможности установки колеса членам Общественного совета отводилось четыре часа (за это время успело ответить всего несколько человек из 33-х членов Совета), говорит о предрешенности решения вопроса Администрацией города. В связи с этим высказываю свое мнение в более краткой и жесткой форме:

«Есть вещи изначально аморальные: нельзя, например, бить стариков или плясать над могилами. Установка крутящегося над останками когда-то старого русского города колеса – из этой же серии. Предлагающим такое — рубль заслоняет любовь к истории, если эта любовь у них была.
Вологде нужен целый Парк развлечений, но в южной части города, где живет основная часть населения.»

Опубликовано 26.10.2017 на БлогVO

О колесе обозрения, которое хотят впихнуть в центр Вологды

После просмотра видеосюжета — из разряда первоапрельского, причем очень «черного», юмора — мое мнение о здравомыслии руководства города резко изменилось в худшую сторону. Когда аналогичную тему сто лет назад обсуждали в Вене, то вопрос — поставить колесо напротив ратуши или собора святого Стефана даже не обсуждался: сразу поставили в парке Пратер вдали от центра.

Центр надо разгружать, и, по мере возможности, сохранять его исторический облик, а место для парка развлечений выбрать в южном жилом районе. Если пока не дозрели до системного решения этого вопроса, то для конкретного колеса чем не подходит площадь Федулова — не вся же она коммуникациями изрыта?

Опубликовано 15.09.2017 на БлогVO

Кому нужна история?

Заключительные главы  книги «Деревянная Вологда: сохраненное и утраченное»

Такой город был в России один

Илл. 133. Вологда. Набережная VI Армии. Фото 1966 года

Город, в котором я родился и всё время живу, сейчас трудно назвать древним и русским. Стою на площади Дрыгина в центре Вологды и понимаю, что самое древнее и русское, что вижу окрест, — это я сам: всё окружающее появилось на моей памяти. Если, например, в итальянской Сиене почти ничего не изменилось за последние пятьсот лет, то центр моего родного города стал неузнаваем за последние пятьдесят.
Кадры зимней Вологды из фильма «Дядюшкин сон», снятого в 1966 году режиссером К.Н. Воиновым, смотрю сейчас с чувством ностальгии по утраченной малой родине. Вологодское Заречье можно было снимать тогда одним непрерывным кадром, как впоследствии это сделал А.Н. Сокуров в «Русском ковчеге». Режиссерам фильмов, в которых использовалась вологодская натура в последующие годы: «Достояние республики» (1972, В.С.Бычков), «Целуются зори» (1978, С.П. Никоненко), «Мелкий бес» и «Завещание Ленина» (1995 и 2007, Н.Н. Досталь). «Банкрот» (2009. И.Ф. Масленников), приходилось всё труднее и труднее.
Туристы спрашивают меня иногда: «А сколько исторических домов город потерял за последнее время?» Давно не веду этой грустной статистики: душевное здоровье дороже. Скажу только, что еще в начале 1980-х годов я мечтал и писал о том, чтобы из более чем пяти тысяч деревянных строений «сохранить хотя бы 400-500 действительно ценных в архитектурно-градостроительном отношении». «Каков мечтатель!» — восклицаю я сегодня.
Сейчас интересующиеся историей люди, а таких, слава богу, стало много, знающие город как свои пять пальцев, устраивают в интернете викторины с фотозагадками по сохранившимся памятникам. Причем снимают самые мелкие архитектурные фрагменты, чтобы усложнить поиск ответа. Но отвечают им такие же знатоки, поэтому ошибок мало. А я, живущий в Вологде безвыездно седьмой десяток лет, разбираю папки со старыми фотографиями и иногда затрудняюсь с определением местоположения многих утраченных домов: ну невозможно было все их уложить в памяти!
Читать далее «Кому нужна история?»

Потеря каждого дома невосполнима!

На наше деревянное зодчество обратил внимание Президент России. Цитата из поздравления Президента России к 80-летию Вологодской области:
«Особое внимание необходимо уделять восстановлению уникальных памятников древнерусской архитектуры, деревянного зодчества».

Вот что я писал в соцсетях 12 апреля этого года:
Живой символ умирающей деревянной Вологды вот уже больше века «держит перекресток» углу улиц Мальцева и Кирова. Сейчас многие стыдливо отводят от него случайно брошенный взгляд, как от попавшего на глаза бомжа. А в начале прошлого века этот, П-образный в плане, доходный дом останавливал взоры прохожих. Крышу на углу и над балконами завершали решетки из просечного железа, из-под узорных дымников печных труб кудрились дымки, арочные балконы украшала резьба с чуть разными с разных фасадов элементами. А деревянные маски львов на дверях я успел заснять еще каких-то еще тридцать лет назад.
Постояльцы жили со всеми возможными для того времени удобствами, вплоть до ванных комнат; открывая внутренние двери с витражными вставками, видели лепнину печей и потолков, а с террасы любовались яблоневым садом вокруг небольшого пруда. Забота прежнего хозяина проявлялась даже в мелочах: оконная и дверная бронзовая фурнитура приобреталась в Европе.
Будут ли восстанавливать былую красоту нынешние хозяева? «Да, будут, — уверяют меня городские и областные чиновники, — разрабатывается проект реставрации, выданы охранные обязательства, новый собственник организовал охрану дома. Всё под контролем!».
Я же вижу раскуроченные печи, зияющие окна, через которые дом виден насквозь, и напрочь не вижу обещанного контроля за выполнением охранных обязательств.
Скажите, земляки, чему верить – ушам или глазам?

20 сентября входы в дом опять были открыты, что видно на снимке. На обращение в Управление культуры и историко-культурного наследия города от 21.09.2017 ответа не получил, поэтому делаю вывод: верить надо глазам.

Публично прошу Н. А. Дьякова, начальника этого управления, и руководителя Комитета по охране объектов культурного наследия Вологодской области Кукушкину Е. Н. принять исчерпывающие меры по выполнению собственником дома принятых на себя охранных обязательств.

За 17 лет 21-го века Вологда потеряла больше, чем за весь 20-й!

Опубликовано на БлогVO 25.09.2017