Пока еще не поздно

Задачу-минимум … я видел в спасении хотя бы одного дома-памятника в Вологде, задача-максимум — объединение усилий общественности, Комитета и администрации города в спасении всей исторической застройки

Известный градозащитник Александр Сазонов считает, что вологжане и сейчас еще могут сохранить деревянную Вологду, если научатся ценить ее красоту

Александр Иринеевич — в прошлом руководитель Вологодского УФАС, но многие знают его как автора книг по архитектуре Вологды. Еще задолго до появления общественного градозащитного движения Александр Сазонов во всеуслышание говорил о необходимости сохранять деревянную архитектуру.
Его первая книга о проблеме исчезновения исторического облика Вологды называлась «Такой город в России один». Она вышла еще в 1993 году. Это издание полно тоски по уходящей, деревянной Вологде. Сейчас, по мнению Александра Иринеевича, процесс уничтожения в самом разгаре. Но всё еще есть возможность сохранить хотя бы отдельные дома — жемчужины вологодской архитектуры.
— Александр Иринеевич, Вы начали говорить о необходимости сохранения деревянной Вологды задолго до возникновения градозащитного движения, задолго до появления таких сообществ, как «Старая Вологда», «Вологда Discovery», «Настоящая Вологда». Как Вы считаете, а с их появлением что-то изменилось к лучшему?
— На мой взгляд, всё движется по спирали. Наступают такие витки развития, когда обостряется интерес к собственной истории. Видимо, сейчас как раз такой виток. Благодаря возникновению градозащитного движения, безусловно, вырос процент людей, которые считают, что деревянную архитектуру нужно сохранять. Это уже хорошо.
Очень большим и важным делом занимаются сообщества «Вологда Discovery» и «Старая Вологда», которые создают и сохраняют базу данных, в том числе формируют фотобанк по историческим объектам. Безусловной заслугой «Настоящей Вологды» является сохранение дома на набережной VI Армии, 99а. В нем жил в ссылке великий князь, историк и энтомолог Николай Михайлович Романов… Но при этом печалит разобщенность действий градозащитников и органов власти, городских и областных структур.
На мой взгляд, власти и общественное движение должны совместными усилиями определить свое отношение к будущему Вологды, вместе ответить на вопрос, как будет меняться облик города с течением времени. Пока же возникает стойкое ощущение, что ни власть, ни бизнес не заинтересованы в сохранении исторической застройки и занимаются систематической целенаправленной расчисткой территории для нового строительства.
— А может наличие исторической застройки благоприятно повлиять на развитие экономики города?
— Я не помню, кому из великих экономистов принадлежит этот вывод, но суть заключается в следующем: при прочих равных условиях города с историей имеют большую инвестиционную привлекательность, чем города без истории. Приведу конкретный пример.
В самом конце прошлого года ко мне обратились представители турфирмы «Перекресток» с просьбой связать потенциальных инвесторов из Лондона с нашими органами власти. В декабре в Вологде побывала тургруппа, в состав которой входила графиня Татьяна Толстая и организатор выставок и культурных проектов Thierry Morel. Последний очень заинтересовался деревянной архитектурой Вологды и выразил готовность привезти в наш город влиятельных людей, готовых вложить средства в реставрацию памятников.
Насколько я понял, потенциальных инвесторов интересуют два главных вопроса: первый — наличие грантов и программ реставрации деревянного зодчества (в Вологде, по крайней мере на бумаге, такая программа точно есть). Второй — интерес к теме органов власти.
Будем надеяться, он тоже появится, поскольку я передал соответствующее письмо «О привлечении британских инвестиций для реставрации деревянного зодчества» главе города Евгению Шулепову.
— Александр Иринеевич, активно обсуждается то, что Вы вышли из состава Общественного совета при Комитете по охране объектов культурного наследия Вологодской области. Чем обусловлено решение?
— Задачу-минимум от своего участия в Совете я видел в спасении хотя бы одного дома-памятника в Вологде, задача-максимум — объединение усилий общественности, Комитета и администрации города в спасении всей исторической застройки.
Ведь Совет нужен не для одобрения работы органа, при котором создан, но и для помощи ему в выполнении основных задач. Для этого и нужна информация о проблемах, общее понимание задач и активность членов Совета.
По разным причинам триединства не сложилось. Заниматься же только популяризацией объектов культурного наследия, на что нацеливала председатель Комитета Елена Николаевна Кукушкина, я могу с меньшими затратами сил и с большей пользой самостоятельно, что и делаю уже десятки лет: провожу экскурсии, лекции, сотрудничаю со СМИ, издаю книги. Для этого не обязательно состоять в Общественном совете.
— Хочется узнать Ваше мнение по поводу выявления в Соколе нового объекта культурного наследия — дома по улице Фрунзе, 8, где какое-то время жила репрессированная поэтесса и прозаик Анастасия Ивановна Цветаева, сестра Марины Цветаевой. Дом аварийный, его собираются расселять.
— Для такого города, как Сокол, крайне важно этот дом сохранить. Это нужно не только потенциальным туристам, но и самим сокольчанам для формирования того, что мы называем культурной средой.
Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев писал, что чем больше человек знает о той улице, по которой идет, тем полнее и интереснее его прогулка. Если хотите, когда мы знаем историю своего города, мы, гуляя по какой-то конкретной улице, совершаем своеобразную внутреннюю экскурсию.
Дом, где жила Анастасия Ивановна Цветаева и ее семья, это напоминание о тех событиях, что происходили в XX веке в нашей стране. Сокольчане невольно становятся сопричастными к истории, потому что и в их городе есть ее материальное свидетельство — дом на улице Фрунзе, 8.
— Александр Иринеевич, а как Вы относитесь к «новоделам»: каменным постройкам, по виду напоминающим настоящие деревянные дома?
— Так, как и следует относиться к подмене понятий — отрицательно. Привожу такую аналогию: вот есть ювелирное изделие из драгоценных камней и металлов. И есть дешёвая подделка, бижутерия. Вы сами понимаете, что более ценно.
Наталья Мелёхина

Уходящая натура
Список домов, которые, по мнению Александра Сазонова, нуждаются в неотложной помощи прямо сейчас:
Чернышевского, 2
Благовещенская, 20
Воровского, 34
Добролюбова, 4
Дом Засецких (Ленинградская, 12)
ДКЖ

Опубликовано: Вологодская областная газета «Премьер» №4 (952) 02.12.2016

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *