Какие арт-объекты нам нужны?

В последние десятилетия во всем мире стали появляться произведения малых архитектурных и скульптурных форм неутилитарного назначения…

В последние десятилетия во всем мире стали появляться произведения малых архитектурных и скульптурных форм неутилитарного назначения. Именно так я определяю для себя арт-объекты, хотя каждая дефиниция неполна и неточна.
Часть их, в моем понимании, — это откровенный китч, т.е. тиражированная пошлость, например, конструкции типа «Я люблю («люблю» в виде сердечка) …» — на место многоточия ставится название города». Встречал такие и в Амстердаме и в российских райцентрах. Китч оставим «за скобками», поговорим только об авторских работах.

В Вологде арт-объекты растут как грибы

К последнему Дню города таких «грибов» появилось аж пять! У нас есть четыре авторские скамейки, три дерева, три птички, две собачки, две подковы… Все ли они радуют глаз и дают что-то сердцу и уму? На вкус и цвет товарищей нет.
Мне нравятся работы, исторически связанные с местом установки, говорящие об особенностях города и его жителей, вызывающие у зрителей добрые чувства и улыбку. Примеры: памятник электрическому фонарю, скамья влюбленных, памятник букве «о» и скамейка «посидим-поокаем», плиты с нотами из «Лебединого озера» на площади Чайковского. Вот, пожалуй, и всё.
Не нравятся арт-объекты, не имеющие связи с городом. Они, подчас, прививают дурновкусие и любовь к эрзацу в ущерб любви к подлинной материальной культуре прошлого. После того, как я увидел, что верхняя часть полотна «Двери в счастье» очень похожа на сожженный в год установки этого арт-объекта фрагмент балкона «дома со штурвалами», для меня эта дверь стала порталом в никуда. Стоит она на туристической тропе -мимо не пройдешь — и патриотическому воспитанию, мягко говоря, не способствует. А авторы «Мельницы желаний» на Соборной горке были явно невысокого мнения об умственном уровне будущих «пользователей», если только изначально она не была рассчитана на детей.
Голубки на скамье влюбленных уместны, а вот связь птицы-говоруна с Вологдой у туристов вызывает недоумение. Некоторые гиды шутят, что это памятник вологодскому экскурсоводу. Я для своей экскурсии нашел более глубокую связку Кира Булычова – автора Алисы – с Вологдой, но новые арт-объекты заставляют думать над все новыми искусственными связками.
Пора прекратить практику установки арт-объектов по принципу «дареному коню в зубы не смотрят» Считаю, что администрации города необходимо:

  1. разработать программу или, для начала, концепцию архитектурно-художественного оформления города. Эта программа поможет упорядочить и установку рекламных конструкций, облик которых многие годы вызывает претензии у вологжан;
  2. разработать план установки арт-oбъектов, связанных с историей города, рекомендуемых для разработки и изготовления нашим мастерам. Сразу скажу, что этот план не исключает установку и других образцов уличного монументального искусства;
  3. создать комиссию из специалистов и общественников по отбору предлагаемых инвесторами арт-объектов с точки зрения их художественной ценности и смыслового наполнения.
    Я бы установил памятник строителям вологодской крепости на перекрестке улиц Чехова и Предтеченской: Содема, ставшая Золотухой, 450 лет назад именно здесь повернула и потекла по новому руслу. Говорил и писал об этом неоднократно и даже нашел человека, готового такой арт-объект изготовить. Отклика от администрации города не получил. Надо закрепить память о белоризцах. Почему бы не поставить памятник одному из героев Василия Белова (в Ростове на улице Садовой можно встретить деда Щукаря, а в Архангельске на улице Чумбарова-Лучинского – писателя Шергина). На Торговой площади, на мой взгляд, уместно бы стояла пара толстых (от теплых ватников) продавщиц пирожков с термосами, изобилию которых – и продавщиц и пирожков – так удивлялся Виктор Астафьев, пройдя в первый зимний приезд в Вологду через ворота базара, здесь располагавшегося. Нужно фиксировать этапы своей истории, а не забывать их, перелистнув очередную страницу жизни.
    Многое можно взять из зарубежного опыта. Во Вроцлаве на месте старого рынка стоит арт-объект – памятник погибшим животным. Арт-объекты не обязательно должны быть большими, как блуждающая по Вологде зеленая рука, как бы оторванная от одного из монументов Церетели (сегодня она укоренилась на площади Чайковского). В том же Вроцлаве – это многочисленные городские гномы, которых без экскурсовода и не заметишь. В Варшаве установлены музыкальные скамейки у шопеновских мест, сидя на которые слышишь музыку великого поляка. Подумал, что у нас могло бы появиться несколько таких антивандальных звучащих скамеек: у театра – с музыкой Гаврилина к спектаклям «Мой гений» и «Черемуха», у Детского музтеатра – с фрагментами из балета «Анюта», на улице Чернышевского – с романсом Зубова «Не уходи, побудь со мной», а уж у памятника Рубцову – целая группа скамеек с подборками лучших песен на его стихи.
    Размещаю этот текст в соцсетях в связи с тем, что 10 октября планируется провести «круглый стол» в региональном отделении Общероссийского народного фронта на эту тему. Хотелось бы узнать мнение вологжан. Кто согласен с тем, что арт-объекты, в большинстве своем, должны отражать историю Вологды или быть чем-то связаны с городом, ставьте лайки. Если у кого-то есть свои идеи, темы для новых арт-объектов – поделитесь, напишите!

Прослушать аудиозапись
А. Сазонов в эфире программы «Утренний гость:  — Арт-объекты, что это?»

К другим радиоэфирам А. Сазонова ->