Не только дурной, но и хороший пример бывает заразителен

В новогодние праздники позвонил мне москвич Семён, приехавший в Вологду в качестве туриста. На мою экскурсию он не попал, так как новогодние даты были заранее расписаны, но книгу о деревянной Вологде купил. Прочитал ее за один присест, и, погуляв по городу, возымел желание приобрести с целью восстановления один из наших деревянных памятников. Вариантов было несколько, в том числе и многострадальный дом Шахова на Воровского, 34. Но из-за упертости одного из собственников (не хочу даже называть его фамилию), не захотевшего задешево продавать свою долю, дому опять не повезло. После интенсивных консультаций выбор Семёна Дмитриевича остановился на почти полностью разрушенном доме на набережной VI Армии, 81, который издревле «держал» излучину реки и хорошо был виден от обелиска 800-летия Вологды.

Надеюсь, что через несколько лет восстановленный по уже разработанному проекту дом будет достойным ответом тем немногим, но активно проявляющим себя с соцсетях вологжанам, которые ненавидят исторические «деревяшки и гнилушки», как они их называют, и порадует всех остальных жителей города и туристов. Не только дурной, но и хороший пример бывает заразителен (имею ввиду семью Якимовых, отреставрировавших три исторических вологодских деревянных дома).

Подробнее об этом можно прочитать в газете «Премьер» от 12.02 — вот две ссылки:
premier.region35.ru
premier.region35.ru

Так совпало, что сегодня же, 12 февраля, получил из печати очередное издание книги «Деревянная Вологда. Сохраненное и утраченное». Подсчитал, что из 76-ти тысяч экземпляров моих книг 27 выпущено издательством «Древности Севера» с которым сотрудничаю уже пятнадцать лет.

А.И. Сазонов "Деревянная Вологда: сохраненное и утраченное"
А.И. Сазонов «Деревянная Вологда: сохраненное и утраченное»

Беспощадная реставрация или Вандалы правят бал

В одном из номеров газеты «Вологда.РФ» привлек внимание материал о программе реставрации деревянного зодчества в Вологде, реализуемой администрацией города. Содержание разочаровало: речь шла только о домах, реставрируемых частными инвесторами.

В самом деле, за последние годы все, что сделано по восстановлению деревянных домов-памятников — заслуга частных лиц или негосударственных организаций: три дома, отреставрированных семьей Якимовых (в работе четвертый), три дома на Гоголя, которые поддерживаются в хорошем состоянии Вологодским отделением РАН, но, к сожалению, недоступны для жителей и гостей города, дом № 4 на Кремлевской площади с восстановленным резным балконом, реставрируемый дом на Чернышевского, 58, два дома на проспекте Победы, 32, и Благовещенской, 22, покрашенные волонтерами.

В «активе» же у властей — разрушенные или обезображенные дома на улицах Чернышевского, 2, Кирова, 12 и 17, Ветошкина, 3, Благовещенская, 27… список можно продолжать. Единственный положительный пример — дом на Благовещенской, 20 реставрацией назвать трудно, несмотря на затраченные 53 миллиона рублей (подлинность исчезла), в отличие от соседнего 22-го дома, приведенного общественниками во внешне приличный вид значительно более скромными средствами. С одной стороны видим созидание, с другой — бездействие по отношению к недобросовестным собственникам.

Типичный пример равнодушного отношения к деревянному наследию — то, что происходит с домом № 34/40 на углу Мальцева и Кирова, о котором я писал с 2017 года (newsvo.ru/blogovo). Из публикаций и снимков понятно, что дом целенаправленно разрушали и реставрировать не собирались. Комитет по охране ОКН области благодарил за информацию о вандальных действиях собственника, но на деле ничего не предпринимал. Дом разбирали погрузчиком, сейчас собирают из новых бревен, используя бензопилу (см. фото). Комитет неравнодушным гражданам отвечает, что все под контролем (см. ответ И. Треничеву vk.com/doc) и что собственника обяжут использовать подлинный материал. Верится с трудом. Ведь в течение трех лет новый собственник открыто демонстрировал своими действиями, что реставрировать дом не собирается. Что мешало вмешаться Комитету тогда, когда ситуация еще не была необратимой?

Судьбу этого дома сейчас может повторить его сосед (ул. Кирова, 33). Вот уже несколько недель в дом открыт доступ для очередных «бомжей с чайником» (см. фото). Смотрю, что на улице Мальцева жильцы дома № 3 вставили пластмассовые рамы, варварски испортили сдвоенное окно на боковом фасаде (см. фото), читаю про металлическую дверь, поставленную вместо исторической деревянной, в доме № 5 на Торговой площади, и создается впечатление, что у властей то ли нет законных рычагов для вмешательства, то ли желания. Правят бал не они, а вандалы!

Зримую историю туристы скоро будут смотреть не в Вологде, а в Череповце, где, судя по публикациям, в аутентичное состояние приводятся старые дома, а новые арт-объекты и памятники связаны с историей города.

Вологда 2020 Беспощадная реставрация Вологда 2020 Беспощадная реставрация Вологда 2020 Беспощадная реставрация Вологда 2020 Беспощадная реставрация

Две хорошие новости

Две архитектурные премьеры прошли в Вологде накануне Дня города. Открылись после реставрации два деревянных дома-памятника. Такого на моей памяти не было. Дом на Мальцева, 18 получил новую жизнь благодаря семье Якимовых, а дом на Благовещенской, 20 воссоздан на средства городского бюджета.
Дом на Мальцева для меня до сих пор оставался в тени стильного соседа, углового особняка Дружининых, по отношению к которому отреставрированный дом являлся флигелем. Дом на Благовещенской, самый характерный тип вологодского дома, всегда считал таким же символом деревянной Вологды, как Софийский собор — символом каменной. Результаты реставрации взгляд несколько поменяли.
Когда, лет семь назад, меня спрашивали, каким способом реставрировать дом на Благовещенской — методом лифтинга на месте или перебора на базе реставратора А.В.Попова, я отвечал, что важен не способ, а чтобы памятник после реставрации был узнаваем. Был выбран второй вариант, работы начались, но вскоре затормозились. Александр Владимирович жаловался, что глава города Е.Б.Шулепов приостановил финансирование, Евгений Борисович обвинял мастера в применении бензопилы при реставрации памятника. Дом переходил из рук в руки, подлинные элементы декора утрачивались (см ссылки на мои публикации:https://newsvo.ru/blogovo/96984 ; https://newsvo.ru/blogovo/97324).
Денег ушло 53 миллиона, но на дом теперь могу смотреть только метров с пятидесяти: не хочется подойти к нему ближе и потрогать, как соседний, под номером 22, который хранит тепло человеческих рук. Жаль еще, что в доме не открылся музей вологодского быта, как мечтала Снежана Малашина, уже начинавшая собирать экспонаты. Вологде так не хватает Музея города!
Дом же на Мальцева реставрировался тщательно, с изучением как самого здания, так и старых фотоснимков, в результате чего появился симпатичный балкончик над входом, лестница с исторической формы балясинами. Многое удалось исправить после неудачной реставрации советского времени (были, оказывается, и тогда халтурщики). Перед домом построили даже деревянный тротуар, на Благовещенской, к слову, обновили асфальт. Что сделано для себя и с любовью, то и смотрится душевно. К пуску объекта губернатор поощрил Г.П.Якимова благодарственным письмом. Хотелось бы, чтобы и медаль «За заслуги перед Вологодской областью» нашла героя; ведь уже три дома сохранены им для потомков, на очереди дом Засецких. Думаю, что все у Германа Петровича будет — и звание почетного гражданина Вологды и гос. премия Вологодской области. Все-таки этот человек впервые после В.Д.Парменова (хотя многие не могут простить этому градоначальнику снос Спасо-Всеградского собора) занялся системным сохранением деревянной Вологды. Хотелось бы еще, чтобы власть, и городская и областная, не только в полной мере использовала возможность включения Вологды в федеральные программы реставрации, выделяла средства из бюджета региона и города, но и административно помогала семье Якимовых и их последователям (а они появились!) в дальнейшей реализации их планов, ведь эти люди буквально исполняют часть 3 статьи 44 Конституции РФ: «Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры».
 
Вологда Дом после реставрации
Вологда Дом после реставрации
А.Сазонов проводит экскурсию перед открытием выставки печных дверок в доме Дружининых 15.07.2020
А.Сазонов проводит экскурсию перед открытием выставки печных дверок в доме Дружининых 15.07.2020
А.Сазонов проводит экскурсию перед открытием выставки печных дверок в доме Дружининых 15.07.2020

Был такой город

На улице Кирова стоял традиционный для Вологды двухэтажный дом с ажурной резьбой балкона и стильными модерновыми наличниками. Во дворе по весне цвели яблони у каретника. Была надежда на восстановление деревянной усадьбы (информация от Комитета по охране объектов культурного наследия Вологодской области обнадеживала). Заглянул на днях в многометровый котлован на месте разобранного дома №27, и надежда рухнула!

Вологда,, Дом на Кирова 27
Вологда,, Дом на Кирова27

Вологда,, Дом на Кирова27

Вологда,, Котлован на Кирова27
Вологда,, Котлован на Кирова27

Дух места. Ч.VI. Чагода

«Русские города удивительно некрасивы», — писал М. Веллер. Современный архитектор, считал он, мыслит максимум масштабами квартала, окружающего его строение, не видя и не понимая города в целом; исключение — Петербург, зодчие которого всегда помнили и поддерживали первоначальный замысел, — и, добавлю уже от себя, — Чагода.

В 1920-х годах, когда советский конструктивизм стал новым словом в мировом зодчестве, по проекту ленинградского архитектора Ноя Абрамовича Троцкого (Льву Бронштейну не родственник) на месте соснового леса был построен стекольный завод «Белый бычок» и поселок при нем, названный по имени речки — Чагодой. Трехлучье улиц, ориентированных на проходную с памятником Ленину перед ней, вместе с заводскими корпусами образовывали серп и молот.

В память об архитекторе на проходной установлена мемориальная доска. Большинство домов, и на лучевых улицах и на полукружиях, было построено в виде «коробочек», как их назвали местные жители.

Обратите внимание, что на «лезвии серпа» дома стоят не в линию, чтобы вид из окна открывался не на соседний дом, а на открытое пространство улицы или двора. Помнится, еще старинная «Кормчая книга», пришедшая на Русь из Византии, учила ставить избу так, чтобы дым из твоей трубы не заслонял вид из окна соседа. По индивидуальным проектам были построены дома для ИТР, дома-коммуны, общественные здания. Обратите внимание на сложную двускатную крышу и обшивку в виде ромбов. Интересны и мелочи — подсветка номеров домов, чердачные окна разных форм, даже в виде звезды. В течение последних десятилетий дома горели и сносились (пустыри в центре — не редкость); то, что сохранилось до сегодняшнего дня — в аварийном состоянии. Современная застройка взгляд не радует

Чагодощенский музей в прошедшие выходные провел научно-практическую конференцию по сохранению наследия Н. Троцкого. Приехали внучка архитектора, автор книг по истории конструктивизма, главный архитектор области и другие знатоки и любители зодчества. Хотелось бы надеяться, что советы участников помогут сохранению памятника эпохе и что на туркарте области Чагода будет обозначена не только как «родина серых щей».

В Чагоде есть еще интересный музей. Водили нас и на завод, под присмотром охранников, и снимать не дали: опасаются промышленного шпионажа, видимо.

Опубликовано 14.11.2019 на NewsVo