Неправильно вы, девушка, свирель держите: в день юбилея Батюшкова о памятнике поэту в Вологде рассуждают экскурсовод Александр Сазонов и филолог Сергей Баранов

В этом году исполняется 235 лет со дня рождения поэта Константина Николаевича Батюшкова. 35 лет назад, накануне его 200-го дня рождения, в Вологде был установлен памятник знаменитому земляку. Скульптурная композиция включает фигуры Константина Батюшкова с конем, и две его ипостаси: воинскую, которую воплощает греческая богиня Афина Паллада со щитом и копьем, и музу-крестьянку, отображающую народное начало в творчестве поэта. Памятник работы скульптора Вячеслава Клыкова был открыт в 1987 году. За свою работу мастер был удостоен государственной премии имени И.Е. Репина. И хотя по иронии судьбы в сознании современных вологжан памятник больше ассоциируется с конем, нежели с самим поэтом (и даже свидания назначаются исключительно «у коня») – краеведы и литературоведы все-таки единодушны: хорошо, что памятник Батюшкову есть. Пусть и не без некоторых «но». Сегодня, в день юбилея поэта, сultinfo представляет два взгляда на памятник: экскурсоводческий и филологический.

Экскурсовод Александр Сазонов

Радует, когда у нас появляются памятники, связанные по содержанию с городом, с местом, где они устанавливаются, с определенной эпохой. За одно это надо быть благодарными скульптору Клыкову и советскому государству, которое нашло деньги на установку такого дорогого монумента.

В прессе в то время спорили относительно этичности соседства коня с соборами. Но Вячеслав Клыков был категоричен в выборе места: или там, или нигде.

Я был на открытии памятника Батюшкову. Как раз закончил работу на оптико-механическом заводе и успел к тому моменту, когда спускали покрывало. Народу было много.

Не устаю удивляться отношению вологжан к памятнику. На открытии похлопали, а потом стали присматриваться к скульптурам из соображений: что бы оторвать и где бы поближе и подороже сбыть?

Стремена у коня я сам держал в руках, когда еще работал на оптико-механическом заводе. Нам принесли их с просьбой подварить. Когда веду экскурсию, обычно обращаюсь к туристам, мол, видите или не видите результаты подварки.

Потом вандалы переключились на богиню Афину. Левой рукой она опирается на щит, а в правой у нее должно быть копье. Копье сначала обрезали до посоха, потом посох «урезонили» до размеров фломастера. То же самое сделали со свирелью крестьянки. И последний штрих – обрезали коню поводья. В левой руке Батюшкова остался только конец повода. Но в этом году Администрация Вологды обещала ко Дню города все восстановить.

Жители города, к сожалению, чаще ассоциируют памятник не с поэтом, а с его конем. Так и говорят: «Встретимся у коня». У туристов свои ассоциации. Однажды журналист Евгений Стариков отыскал в интернете отзыв женщины, которая написала в своем блоге, какой хороший в Вологде памятник поставили Александру Пушкину: ни с няней, ни с супругой, а с конем. Это было еще до того, как на монументе установили табличку.

Некоторые туристы подмечают интересные детали. Один специалист по военной истории обратил внимание на то, что фрак на Батюшкове гражданский, а сапоги военные. И это не совсем соотносится с идеей «остановившегося мгновения», когда поэт только вернулся с Наполеоновских войн.

Есть вопросы и к фигуре крестьянки, которая неправильно держит свирель. Если посмотреть на любой симфонический оркестр, то музыканты ее держат справа. Но в случае с памятником, думаю, все сделано так для уравновешивания композиции, чтобы свирель была обращена к центру, а не в сторону. Кстати, когда проводил экскурсию французской группе, переводчик никак не мог перевести слово «крестьянка», я тогда вспомнил из Пушкина – «пейзане».

Сомнений не вызывает, что Клыкову удался конь со всеми анатомическими подробностями. Тем более странно, что следующий монумент скульптора – памятник маршалу Жукову на Манежной площади в Москве – вызвал массу вопросов у ветеринаров. Они говорят, под маршалом не конь: передние ноги у животного прямые, хвост на отлете. Получается, что конь у Жукова ходит строевым шагом. Однако одна из экскурсанток, занимающаяся конным спортом, меня убеждала, что лошадей можно и этому научить, и смеяться над этим не стоит.

На экскурсиях я также предлагаю туристам сравнить наш памятник с монументом Русскому экспедиционному корпусу. Памятник работы скульптора Владимира Суровцева установлен в Париже у моста Александра III в 2011 году. Памятники действительно очень похожи, но не до степени плагиата. Но в парижском монументе с моей точки зрения, получилась более выразительная фигура офицера чисто психологически.

Литературовед Сергей Баранов

О необходимости постановки памятника Батюшкову начали говорить давно, примерно с последней четверти XIX века, поскольку Константин Николаевич – видная фигура в культуре Вологды и Вологодской губернии. Разговоры велись, но до реализации прекрасного намерения дело не дошло. Наступил ХХ век – революция, Гражданская война, Великая Отечественная… Вопрос о памятнике был снят с повестки дня.

В конце ХХ века, в преддверии 200-летия со дня рождения поэта, идея увековечения его памяти вновь обрела значимость. Было понятно: если не поставить памятник к этой дате, то, может быть, он вообще никогда не появится.

Выдвигались разные проекты, они широко обсуждались в местной печати. В результате утвердили проект скульптора Вячеслава Клыкова. И к празднованию 200-летия поэта памятник был готов и установлен.

В том году проводилась масштабная научная конференция, посвященная творчеству Батюшкова, в библиотеках области устраивались выставки его книг, в областном театре шел спектакль о Батюшкове по пьесе В. Аринина и В. Кошелева «Мой гений». А открытие памятника стало кульминацией праздника. В тот день погода не очень благоприятствовала событию: накрапывал дождик, было холодновато. Тем не менее на Кремлевской площади собрались сотни вологжан. Произносились торжественные речи (от Вологодского педагогического института выступал Гурий Васильевич Судаков), а потом сняли белое покрывало, раздались аплодисменты, и памятник начал существование в нашем городском культурном пространстве.

Место установки выбрали не случайно. Батюшков сюда, на Соборную горку, приходил. С Вологдой, как известно, связан не самый лучший период его жизни. С начала 1820-х годов он страдал душевным недугом. На людей, которые видели его в таком состоянии, он производил удручающее впечатление (известное стихотворение Пушкина «Не дай мне бог сойти с ума» написано после посещения Батюшкова в московской лечебнице). В Вологде больной Константин Николаевич с середины 1830-х годов жил в доме Соковикова (сейчас – Советский проспект, 20, где находится областная детская библиотека), а затем, с середины 1840-х годов, в квартире своего племянника Гревенса, в здании, где сейчас располагается Вологодский педагогический колледж. В вологодский период жизни припадков буйства, как в начале болезни, уже не случалось, поэт вел себя тихо, его приглашали к обеду, он ходил на прогулки, рисовал. Говорят, что еще в начале ХХ столетия в Вологде встречались старожилы, которые помнили Батюшкова, выходившего на берег и сидевшего на скамеечке над рекой.

В нашей литературе и культуре начала XIX века Батюшков сыграл заметную и немаловажную роль. Обычно эту роль сводят к тому, что он – предшественник Пушкина, так считал и сам Пушкин. Но фигура Батюшкова имеет и большое самостоятельное значение. Своей поэзией он вводил читателей в европейское культурное пространство. Батюшков был пламенным патриотом («Кто не любит свое отечество, тот варвар»), но считал, что русская культура должна взаимодействовать с западной и осваивать все лучшее, созданное культурами Франции, Италии, Германии. Это убеждение воплотилось в его стихах. Как отмечал Пушкин, переведенные Батюшковым стихи западных авторов в литературном отношении порой даже лучше, чем оригиналы.

Батюшков оказал колоссальное влияние на формирование русского литературного языка. Русская культура начала XIX века была двуязычной. Русские дворяне пользовались и русским, и французским языками, разделяя сферы их применения. Французский считался языком культуры, и если нужно было говорить про живопись, музыку, литературу, философию, политику, любовь, то использовали именно его – в русском на тот момент еще не было достаточно широко разработанного арсенала соответствующих языковых средств. Вспомним хотя бы начало роман Л.Н. Толстого «Войны и мир», где эта особенность речевого поведения наглядно отображена.

Поэты занимались обработкой русского языка, созданием такой литературной формы его, которая могла бы употребляться для разных ситуаций и успешно конкурировать с французским языком. Батюшков как поэт способствовал развитию выразительности русского литерного языка, его возможности передавать тончайшие оттенки смысла, нюансы психологических состояний и переживаний. В этом смысле значимость батюшковской поэзии трудно переоценить. Он – общероссийская литературная величина, а для культуры Вологодского края – одна из крупнейших фигур. Почему его творчество и изучают в школе – пусть не очень подробно, но изучают. Почему и памятник в Вологде ему поставлен.

Батюшков – фигура важная, о которой нужно помнить и нужно говорить. И школьников нужно приводить в те места, которые с ним, с его жизнью связаны. Это и будет способствовать воспитанию культурного патриотизма. В Вологде и Вологодской области такие места существуют. Музей Батюшкова, к сожалению, уже прекратил свое существование – но есть небольшая экспозиция, посвященная поэту, в музее «Мир забытых вещей». Сохранились два дома в Вологде, где жил поэт. Музей-усадьба Батюшковых находится в Устюженском районе. В стенах Спасо-Прилуцкого монастыря на окраине Вологды погребен прах поэта. Ну, и, конечно, сам памятник на Соборной горке – одна из важнейших достопримечательностей.

Отношение к памятнику было и есть разное. Но, невзирая ни на что, он – достопримечательность Вологды, мы с ним свыклись и относимся к нему как к части нашей культуры, нашей жизни.

Да, бронзовый Батюшков и его бронзовое окружение выглядят своеобразно. Бытует даже мнение, что на Соборной горке – памятник не столько поэту, сколько воину, который участвовал в Наполеоновских войнах, зарубежных походах и вступал в Париж вместе с русскими войсками в 1814 году. Пресловутый конь в скульптурной композиции, отнюдь не похожий на Пегаса, соответствует именно этому представлению. Однако в памятнике должен быть увековечен Батюшков-воин или Батюшков-поэт? Который из них в большей мере значим для нашей культуры?

Некоторое сомнение может вызывать фигура Афины Паллады – богини-воительницы и богиня мудрости. Почему именно она? Да, у Батюшкова есть в поэзии греческие мифологические образы и мотивы, но они преимущественно иного плана – амуры, вакханки, грации, пенаты, венки из роз, свирели и проч. Может быть, не совсем адекватна поэтическому миру Батюшкова и девушка в русском национальном костюме. Это образ не из его стихов.

И все-таки, несмотря на все эти «странности», хорошо, что памятник поэту в Вологде есть. Без него, наверное, и наш город был бы не совсем таким, каким он нам дорог.

Алина Махлина, Елена Легчанова

Деревянная Вологда переходит в книги, альбомы, календари и … в пряники

Сто лет назад 95 процентов домов Вологды были деревянными, пятьдесят лет назад — 80 процентов. Сейчас в городе всего 80 домов-памятников, из которых половина находится в плачевном состоянии. Недавно их число уменьшилось еще на один дом: объект культурного наследия федерального значения — дом купца Шахова — сгорел в октябре…

Деревянная Русь уходит в историю. Сейчас, на перекрестке времен, мы должны решить, уйдет она от нас навсегда, сгорит в пожарах или мы все-таки сможем сохранить для наших потомков образцы деревянного зодчества.
Тема сохранения «зримой памяти» заинтересовала вологжанку Полину Зелову. На пряничный фестиваль, который проходит сейчас в Санкт-Петербурге, она послала пряничную композицию из козульного теста «На перекрестке надежды».

На фото 1-3 последовательно показан дом Шахова в первоначальном виде, после второго пожара и после третьего. На фото 4 символическое добро в образе птицы феникса борется со злом (черная птица справа). На фото 5 — наличник дома крупным планом.

В уменьшенном варианте эта композиция будет представлена с 14 декабря на фестивале «Пряничная Вологда». Он будет работать до 24 декабря в МАУК «Центр ремесел», расположенном в доме № 20 по ул. Благовещенской.
Пряничному домику после мероприятия предстоит быть съеденным. А для реального дома Шахова хотелось бы другой судьбы. Если на месте остатков дома власти дадут разрешение на постройку очередного каменного коттеджа, — это будет за пределами моего понимания. А вот если власти вместе с бизнесом найдут возможность для воссоздания дома в дереве, — это было бы лучшим, на мой взгляд, исходом.

Опубликовано 13.12.2021 Newsvo

Деревянное зодчество Вологды оценили в Дании

Весной этого года на моей экскурсии по деревянной Вологде побывали представители Совета Министров Северных Стран* (эта структура объединяет страны Скандинавии). А осенью меня вдруг пригласили на международную конференцию по деревянному зодчеству в Данию, в город Хельсингёр

Дания

Многим это название ничего не скажет, но вот русская транскрипция – Эльсинор – у большинства вызовет ассоциации с Шекспиром. Да, именно здешний замок Кронборг классик сделал местом действия трагедии «Гамлет». Замок успел заснять только с балкона своего номера в отеле (фото 1), а с самим принцем Датским постоял рядом у входа в гостиницу (фото 2). ДанияОстров Зеландия, на котором расположен и Копенгаген и Хельсингёр, здесь почти соприкасается со шведской территорией. Пролив, разделяющий датский Хельсингёр и шведский Хельсинборг, по ширине немного меньше Кубенского озера. В старину пушечные ядра и с той и с другой стороны якобы долетали до его середины (фото 3).

Дания

Как конференцию удалось собрать в период усиления ковидных ограничений — отдельная тема. Дания — первая страна, победившая ковид: 88 процентов населения привито, маски никто не носит, но для туристов въезд в страну закрыт совсем (правительство, кстати, компенсирует турбизнесу до 80 процентов упущенной выгоды). Въезжающие с деловыми целями должны предъявить ПРЦ-тест, сделанный не более чем за 72 часа до въезда в страну, по прибытии в аэропорт Копенгагена бесплатно сделать второй тест, по возвращению на родину — третий, результат которого, если речь о России, разместить на сайте госуслуг. Результаты моих трех тестов отрицательные.

Выступающие, представители четырех Скандинавских стран (муниципальные служащие, архитекторы, реставраторы) — всего приехало более ста человек, говорили о проблемах сохранения исторических построек и новом строительстве из дерева. Скандинавы считают, что деревянные дома дешевле в строительстве и экологичнее в эксплуатации. В Швеции, например, строят и восьмиэтажные деревянные дома из клееных деревянных конструкций, произведенных по современной технологии из унифицированных на 80 процентов деталей.

Меня больше интересовала тема сохранения исторических деревянных домов. В Скандинавии их берегут, и заменять на кирпич и бетон не собираются. В городе Борго в Финляндии (о нем рассказывал председатель Ассоциации деревянных городов) 70 процентов застройки — деревянная. Принцип — «чем старее, тем ценнее», считается аксиомой.

В Дании есть и общие с нашей страной проблемы. Не всегда удается соблюсти компромисс между старым и новым, найти баланс интересов между муниципальными властями и органами охраны. Но — что у нас правило, в Дании — исключение. Ломать памятники законодательство не разрешает ни в России, ни в Дании, но в Дании закон соблюдается — вот и вся разница.

Самым ярким впечатлением от конференции стала практическая часть, когда участники отправились на реставрацию домов. Для справки: в Вологде объекты культурного наследия (ОКН) составляют не более трех процентов от общего числа строений; в центре Хельсингёра 15 процентов зданий — ОКН, 75 процентов — средовые и лишь 10 — рядовые. Иду по улице и ищу взглядом шедевры зодчества. Их нет (фото 4). Дания

Но вдруг в голове «щелкнул переключатель» — я вспомнил свои же слова из книги «Такой город в России один» — «лицо города определяет прежде всего рядовая застройка». Окажись я в этом месте сто лет назад, дома вокруг были такими же или почти такими же: ни тебе рекламы, ни нелепых арт-объектов, ни пластиковых окон и стальных дверей, ни других примет 21 века; на дверях таблички с именами хозяев над почтовыми ящиками, плющ обрамляет двери… Сохранилась у датчан любовь к традициям и к подлинному, а не новодельному.

Принято считать, что памятник архитектуры — это что-то внешне красивое, из ряда вон. Нет. Памятник прежде всего — зримый свидетель того времени, когда он был построен, отражающий технологии, конструкцию, т. е. стиль эпохи. Не всегда при этом яркий, броский. Вот, например, такой дом (фото 5) где-нибудь в вологодском Ковырине еще бы и сейчас мог стоять, но в центральной части города давно бы был снесен. Обратите внимание, что европейские деревянные дома фахверковой конструкции, т. е. не весь сруб деревянный, как у нас, а только дубовый каркас. Промежутки между брусьями заполнялись всякой «тряхомудией»: глиной, перемешанной с камышом, кирпичом-сырцом, камнями…Дания

И вот, наконец, дошли мы до своего объекта, самого старого деревянного дома города (фото 6). Год его постройки меня сразил наповал — 1577-й! Дания

В Вене есть знаменитый дом Хундертвассера. Он специально, в наше время, построен искривленным. Этот дом скривило время. Помните стих К.Чуковского про скрюченного человека, жившего «за скрюченной рекой в скрюченном домишке»? Это об этом доме. В нем ничего прямого нет: наклонившиеся стены, заваленный на 85 градусов дверной косяк внутри дома, кривая лестница на второй этаж (фото 7). ДанияОбстановка внутри простая, если не сказать аскетичная; посередине печь, но вместо ее родного «нутра» на первом этаже там стоит газовая плита, а на втором — бытовая техника. И вот этот дом, к которому теоретический мог прикасаться Иван Грозный, я грунтовал (фото 8). ДанияВ ведре был наведен раствор: кефир, мел, еще пара ингредиентов, вступивших в химическую реакцию; запах довольно приятный. Познакомился и с хозяином: на фото 9 мы стоим на внутреннем балконе его дома. Дания

Есть понятие — загадочная русская душа. После этой встречи датская душа для меня тоже стала загадочной. Два факта: еще полвека назад Дания была бедной страной, поэтому датчане в массе люди экономные, прижимистые. Второй факт: государство, оказывается, собственникам ОКН почти не помогает. Но люди не только не стремятся выехать из старых зданий, а стремятся в них въехать. Не сходятся файлы, как сказал бы М. Задорнов! Вологодская семья Якимовых реставрирует старые дома в конечном счете с выгодой для себя, а тут… Пытался я через переводчика уяснить мотивацию человека, купившего полтора года назад самый старый дом в городе и добровольно взявшего на себя бремя по его содержанию. До этого он жил в доме столетнего возраста, но ему стало «скучно, неинтересно», как мне перевели! Я бы понял хозяина, если бы мне достался в наследство один из двух домов на Калашной улице в Вологде, принадлежавших прапрадеду (один и сейчас стоит) или часть дома другого прадеда на той же Калашной. Конечно, я бы его старался содержать достойно. А тут — чужой дом, с предками не связанный. Поступок, достойный подражания, но до конца не понятный! И много в Дании таких людей. Может и у нас таких было бы больше, если бы двадцатый век не перелопатил несколько раз весь уклад русской жизни, не сорвал с родных мест миллионы людей (ведь в любом городе коренное население составляет меньшую часть)… Уже смеркалось, когда бросил я прощальный взгляд на теплый свет из-за незанавешенных, заметьте, окошечек дома-долгожителя (фото 10). Дания

Моя получасовая слайд-лекция «Есть ли будущее у деревянной Вологды?» была поставлена организаторами в конец программы. Чтобы содержание выступления было объективным (все-таки я представлял не себя, а Вологду), предварительно была запрошена информация и от администрации города, и от Комитета по охране ОКН области и от общественников. Начал с того, что в одном из брендов Вологды обозначил «датский след»: известно, что организовать производство масла в России Н. В. Верещагину помогали и датчане, в частности, супруги Буманы. А дальше привел печальную статистику. В начале 20-го века застройка Вологды на 95 процентов была деревянной, в мои детские годы — на 80 процентов, сейчас в городе осталось 80 (!) ценных деревянных домов, из которых больше половины находятся в неудовлетворительном состоянии (здесь цифры у администрации города и у Комитета разошлись, но незначительно). Спрашивается, о каком будущем может идти речь? Но советское воспитание не позволило закончить спич на негативе. «Свет в конце тоннеля» обозначил своей двухминутной экскурсией по деревянному кварталу на улице Герцена, а желающих одарил магнитиками с деревянными домами Вологды и открытками на английском языке, которые мне любезно предоставила Елена Смиренникова. Некоторые участники после подходили и узнавали, как до Вологды можно добраться.

Историческая деревянная среда в Вологде потеряна окончательно. Нет того Заречья, где можно было еще полвека назад, «сплошным кадром», как Сокуров в «Русском ковчеге» в Эрмитаже, снимать «Дядюшкин сон». Микрорайон Прибрежный исказил, а строительство Некрасовского моста окончательно добьет средневековую часть города в районе улицы Бурмагиных (какие там открывались ближние и дальние панорамы, еще двадцать лет назад!) Два «штриха к портрету» старого города еще дают дворик у Самаринских домов на Советском проспекте, да, частично, улица Засодимского. От «неповторимого в мировом зодчестве ансамбля деревянной Вологды» (цитата из исследования ЦНИИП градостроительства 1973 года) остались жалкие десятки разрозненно стоящих в разных кварталах города деревянных домов. Приличных их фотографий еле набралось на календари «Деревянная Вологда», которые издательство «Древности Севера» выпускает последние два года!

Но для туристов, тем более иностранных, именно эти разностильные деревянные дома, которых, в их совокупности, больше нигде не увидишь, и есть главная архитектурная достопримечательность Вологды. После конференции в Дании окончательно в этом убедился.

* «Частное учреждение в Санкт-Петербурге по административной поддержке реализации программ и проектов Совета Министров Северных Стран» внесено Минюстом в реестр НКО, выполняющих функцию «иностранного агента»

 Опубликовано newsvo 17.11.2021

 

Что это? Вредительство? Следование строительным нормам? Шутка проектировщика?

Что бы это значило?

Видел, как сегодня две женщины искали нужный им дом на улице Батюшкова, остановились и перед этим. Подумал — что это? Вредительство? Следование строительным нормам? Шутка проектировщика?

Другое?

О любви и безразличии (продолжение)

Еще пара примеров об отношении к городу — уже без сравнения с городами-соседями.

Когда энергетики отметили столетие уличного электроосвещения в Вологде установкой копии старинного фонаря и «присобачили» к нему внизу справляющую малую нужду собачку, для прессы было сделано заявление, что она не из цветного металла. Для гарантии защиты от вандалов было добавлено, что к одной из трех лап приварен метровый штырь. «Непродвинутую» часть вологодской молодежи это не остановило: животное не раз перекрашивали, ломали щит, объясняющий, по какому поводу тут стоит фонарь.

Не знаю, на чьем балансе — города или энергетиков — числится арт-объект, но его хозяин следит за ним плохо: уже полгода у изначально черной собачки просвечивает красный бок (ф.1), а надпись на очередном щите сорвана (ф.2).

О любви и безразличии ч.2 О любви и безразличии ч.2 О любви и безразличии ч.2 О любви и безразличии ч.2