В Вологде гибнут два архитектурных памятника общерусского значения

Стыдно за Вологду!

В Вологде гибнут два архитектурных памятника общерусского значения. В прошлом году я участвовал в подготовке обращения Вологодского регионального отделения Общероссийского народного фронта к Президенту о необходимости реставрации лучшего в городе памятника гражданского каменного зодчества — Скулябинской богадельни. Состояние её таково, что водить к ней туристов уже стыдно.

Но вот к «жемчужине» церковной архитектуры — храму Варлаама Хутынского, расположенному в квартале, еще сохраняющем ауру старой Вологды, туристов водят почти все гиды. Взгляните на фото нижнего яруса: обваливаются куски штукатурки с потолка полуротонды, постепенно отходит целый угол первого яруса, несмотря на давно возведенный контрфорс. Больно смотреть и на то, что выше.

Приезжие люди все видят и уже апеллируют не к власти — что с неё взять? Говорят: «Неужели у вас в городе нет своих патриотически настроенных бизнесменов, влиятельных людей-земляков в Москве?» Удивляются, что в здании работают реставраторы (правда, реставраторы икон).
Подумалось — а ведь они правы! Многие вологодские храмы, в том числе и храм Варлаама Хутынского, строили бизнесмены, только назывались они тогда по-другому — купцами. Еще подумалось: вот ведь какой хороший тандем образовался в Череповце из действующего мэра и бывшего, который (точнее — которая) работает в Госдуме — совместно добывают для города деньги. Завидую Череповцу светлой завистью.

А почему нынешний мэр Вологды С. А. Воропанов не использует возможности бывшего руководителя, — ныне депутата Госдумы Е. Б. Шулепова? Говорил в разное время с обоими. Первый на мой вопрос ответил, что интересы Евгения Борисовича на Вологду не распространяются, второй, в свою очередь, усомнился в готовности Сергея Александровича к диалогу. Но точно знаю, что Е. Б. Шулепов интересуется тем, что происходит в городе, в частности, и возможностью изменения проекта Некрасовского моста и новациями нового генплана. Знаю, в меру своей информированности, о сложных отношениях в «коридорах власти», неоднозначных оценках названных и неназванных здесь персоналий, но может и для Вологды не все потеряно? Уважаемые руководители! Может забудем прежние «терки-разборки» и объединим свои возможности ради сохранения истории в Вологде?

храм Варлаама Хутынского
Вологда, храм Варлаама Хутынского

Как будто на машине времени перенесся на сто лет назад

И мне улыбнулся Чапаев!
В ходе кинофестиваля с иностранным названием «Voices» (нет бы «отцам-основателям», в свое время, назвать его по-русски — «Молодые голоса» — перекликался бы сейчас с театральным «Голоса истории»!) 7 декабря прошел фильм Дзиги Вертова «Годовщина революции».
Начинающий, и будущий выдающийся, режиссер впервые в мире смонтировал из кинохроник «летопись революции» продолжительностью два часа. Пятьдесят копий фильма уже 7 ноября 1918 года демонстрировались во всех городах Советской республи-ки (может быть и в Вологде, в электротеатре «Рекорд», нынешнем «Салюте»). Все копии были утрачены. Была надежда, что экземпляр фильма сохранился в Архиве кино-фотодокументов: там коробки с частями фильма, продолжительностью 10 минут каждая, лежали на разных полках под разными инвентарными номерами: идентифицировать каж-дую часть с фильмом Дзиги Вертова — задача, по теории вероятности, невозможная…

А теперь о пользе разносторонности интересов: литературоведы не интересуются историей кино, киноведы — литературой. Когда случаются исключения, происходят от-крытия. Так случилось, когда историк кино заглянул в архив Маяковского и обнаружил в одном из писем великого поэта полный список титров фильмов Дзиги Вертова в хронологической последовательности. Далее — дело техники и финансирования, которое успешно решил историк кино Николай Изволов, который и представил фильм вологжанам, не отпускавшим его, даже после такого длинного фильма, в течение полу-часа.

Мои впечатления: как будто на машине времени перенесся на сто лет назад. Живые лица на экране сквозь рябь помех. Вот идут солдаты по революционному Петрограду, вот бежит «пес безродный» (мгновенная ассоциация с «Двенадцатью» А.Блока из школьной программы), вездесущие мальчишки, которые суются туда, где их не спрашивают, серый (!) Зимний, старая Москва с неразрушенными храмами и много чего еще.

Не зря говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Известно, что Троцкий был более выдающийся оратор, чем Ленин. Когда смотришь на восторженную реакцию людей на его речи, веришь этому безоговорочно. Кстати, единственный кино-сюжет из фильма, знакомый всем — это постановочная беседа Ленина с Бонч-Бруевичем в Кремле. Все остальное было для меня открытием: вот генерал Брусилов, похожий на де-ревенского дедушку, а вот адмирал Колчак — именно таким я его и представлял. Более все-го поразил живой Чапаев: как он попал в кадр?! Ведь Фурманов еще не написал о нем книгу?
Показалось, что Василий Иванович улыбнулся именно мне!

Опубликовано на NewsVo 09.12.2019

Повод для приезда в Вологду писателя Захара Прилепина

Поводом для сегодняшнего приезда в Вологду писателя и общественного деятеля Захара Прилепина стала не только традиционная встреча с читателями, но и попытка наладить конструктивный диалог областных властей с активистами в сфере культуры. Для меня приезд Захара Прилепина стал еще одним подтверждением, что Вологда принадлежит не только вологжанам, она — один из символов русской истории и культуры. В последние годы общественность города обеспокоена поджогами памятников деревянного зодчества, их неумелой реставрацией, многие недовольны обликом набережной.

При вологодском отделении Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры создана комиссия по сохранению исторического облика Вологды, членство в которой носит открытый характер. От комиссии губернатору передан ряд предложений, предусматривающих, в частности, проведение необходимых исследований перед разработкой эскизного проекта берегоукрепления правого берега реки Вологды, сохранение его исторического ландшафта, обсуждение проекта со специалистами; мораторий на застройку на месте утраченных объектов культурного наследия; ужесточение контроля за соблюдением законодательства в части запрета строительства в зонах охраны и на территориях, закрепленных за объектами культурного наследия, заключение на проект зон охраны объектов культурного наследия, а также предложения по корректировке проекта Некрасовского моста.

Предложения были приняты. Губернатор заверил, что по набережной до проведения исследований и обсуждения проекта финансирование не будет открыто, обозначил условия при выполнении которых возможно направление средств на реставрацию деревянного зодчества.

Вологда 2019 Приезд писателя Захара Прилепина
Вологда 2019 Приезд писателя Захара Прилепина

В 19 веке в Вологодской губернии в семье крестьянина родился мальчик Саша

СВОЕВРЕМЕННЫЕ МЫСЛИ

В 19 веке в Вологодской губернии в семье крестьянина родился мальчик Саша. Раскатившиеся бревна чуть было не сделали его инвалидом детства. Но молитва отцов Соловецких и заложенный природой талант уготовили ему другой путь. Юноша стал художником. Ученик Репина и Куинджи, он к сорока с небольшим годам выставлялся в европейских столицах и за океаном, стал мировой знаменитостью: в 1908 году он, единственный из русских художников, был принят Президентом США Теодором Рузвельтом, один из немногих русских людей награжден орденом Бани, высшим орденом Британской империи, орденом Почетного легиона во Франции. П.М. Третьяков отвел его произведениям целый зал в своей галерее, «не глядя», закупил все его будущие этюды, но … вскоре умер.

Чтобы уж совсем заинтриговать некоторых читателей, скажу, что Александр Алексеевич обосновал строительство железной дороги от Мурмана до Оби. В царское время осуществлению проекта помешала мировая война, в гражданскую им заинтересовался В. И. Ленин. Если б Ильич и НЭП просуществовали подольше, идея, возможно, реализовалась бы не частично, как сейчас. А еще художник открыл санаторий, директором которого был до смерти в 1934 году… Если кто все-таки не понял, о ком речь, скажу, что в Норвегии орден св. Олафа ему вручал Фритьоф Нансен: исследователь Арктики — певцу Арктики, Александру Алексеевичу Борисову.

В Вологодской картинной галерее 15 ноября открылась выставка его картин из пяти музеев страны и фотовыставка, тоже наших земляков, которая рассказывает и о подводном мире Арктики. Поразил контраст между бело-голубой цветовой гаммой «верха», где из-за тороса вот-вот выйдет белый медведь, и цветной и мирной — подводного мира, где акванафт, как в аквариуме, кормит мидией рыбину; хотя мирная медуза может взять в плен и тюленя, а зубатка в фас страшна не меньше акулы. Выставка будет работать еще месяц. Но пост — не об этом.

В аннотациях к картинам на этой, и на аналогичных, «сборных», выставках читаю: «Из фондов Вологодского музея-заповедника». В экспозициях музея этих полотен обычно не вижу. Не логичнее было бы передать художественную часть коллекции музея галерее? В 1954 году и наш краеведческий и ведущие художественные музеи страны поделились с вновь открывшейся галереей своими богатствами. Не пора ли сделать такой подарок к предстоящему открытию нового просторного здания картинной галереи? Понятно, что Великий Устюг не поделится картинами А. Борисова, а Тотьма — картинами Ф. Вахрушова: там они в экспозиции, но вологодскому-то музею можно поделиться частью невидимых зрителю фондов?

На вернисаже пара человек меня поддержала. Значит, идея здравая? А идея, овладевшая массами, как сказал классик, становится материальной силой. Если согласны, прошу своими лайками и комментариями донести предложение до руководителя департамента культуры и туризма области В. А. Осиповского, в ведении которого находятся и музей и галерея.
P. S. Пардон, без иллюстраций: смартфон оставил в гардеробе, в пальто.

Опубликовано 19.11.2019 на NewsVo

Дух места. Ч.VI. Чагода

«Русские города удивительно некрасивы», — писал М. Веллер. Современный архитектор, считал он, мыслит максимум масштабами квартала, окружающего его строение, не видя и не понимая города в целом; исключение — Петербург, зодчие которого всегда помнили и поддерживали первоначальный замысел, — и, добавлю уже от себя, — Чагода.

В 1920-х годах, когда советский конструктивизм стал новым словом в мировом зодчестве, по проекту ленинградского архитектора Ноя Абрамовича Троцкого (Льву Бронштейну не родственник) на месте соснового леса был построен стекольный завод «Белый бычок» и поселок при нем, названный по имени речки — Чагодой. Трехлучье улиц, ориентированных на проходную с памятником Ленину перед ней, вместе с заводскими корпусами образовывали серп и молот.

В память об архитекторе на проходной установлена мемориальная доска. Большинство домов, и на лучевых улицах и на полукружиях, было построено в виде «коробочек», как их назвали местные жители.

Обратите внимание, что на «лезвии серпа» дома стоят не в линию, чтобы вид из окна открывался не на соседний дом, а на открытое пространство улицы или двора. Помнится, еще старинная «Кормчая книга», пришедшая на Русь из Византии, учила ставить избу так, чтобы дым из твоей трубы не заслонял вид из окна соседа. По индивидуальным проектам были построены дома для ИТР, дома-коммуны, общественные здания. Обратите внимание на сложную двускатную крышу и обшивку в виде ромбов. Интересны и мелочи — подсветка номеров домов, чердачные окна разных форм, даже в виде звезды. В течение последних десятилетий дома горели и сносились (пустыри в центре — не редкость); то, что сохранилось до сегодняшнего дня — в аварийном состоянии. Современная застройка взгляд не радует

Чагодощенский музей в прошедшие выходные провел научно-практическую конференцию по сохранению наследия Н. Троцкого. Приехали внучка архитектора, автор книг по истории конструктивизма, главный архитектор области и другие знатоки и любители зодчества. Хотелось бы надеяться, что советы участников помогут сохранению памятника эпохе и что на туркарте области Чагода будет обозначена не только как «родина серых щей».

В Чагоде есть еще интересный музей. Водили нас и на завод, под присмотром охранников, и снимать не дали: опасаются промышленного шпионажа, видимо.

Опубликовано 14.11.2019 на NewsVo